Accessibility links

Грузия-2021: права человека в год пандемии и выборов


Пандемия, выборы, формирование Верховного суда – правозащитники и гражданские активисты полагают, что поводов для критики властей с точки зрения прав человека в 2021-м было предостаточно.

Угроза жизни и здоровью людей – тема, которую вот уже второй год на первый план выносят многие правозащитные организации. В 2021-м неправительственный сектор неоднократно критиковал власть за ее методы борьбы с пандемией COVID-19. Народный защитник Нино Ломджария посвятила значительную часть своего годового отчета этой теме:

«Мы считаем, что информационная кампания, касающаяся процесса вакцинации, была неэффективна. Кроме того, решения, принимаемые для борьбы с коронавирусом, в большинстве случаев не были основаны на лучшей международной практике. Прекрасный пример тому – введение постоянных «зеленых паспортов», отмена правила обязательного ношения масок на определенный период и т.д. Все это создавало впечатление, что регуляции устанавливались не на основании научных, медицинских и эпидемиологических исследований, а с учетом политических интересов».

Среди противников введения постоянных «зеленых паспортов» были и многие эксперты в области здравоохранения. Представитель НПО «Помните Гиппократа» Марина Берадзе заявляла, что Минздрав не ответил ни на один вопрос, поставленный обществом по поводу нововведений:

«Понятно, что эта программа разрабатывалась не у нас, эта международная инициатива. Но во всех странах разные системы здравоохранения, и у нас стоило послушать мнение большей части общества и специалистов, прежде чем вводить это новшество. Нам говорят, что только 30% населения привиты, конечно, у этих 70% возникнет протест. Кто-нибудь перед этим рассуждал на тему, кто вообще будет пользоваться этими паспортами и почему такие сроки нужно вписывать? Кто-нибудь нам объяснит, на каких основаниях были вынесены решения? Кто вам сказал, что иммунитет к ковиду у перенесших его постоянный? Все это непонятно».

Еще одним неприемлемым шагом, по мнению части правозащитников, было решение освободить от уплаты штрафов тех, кто нарушал ковид-ограничения. Власти «простили» жителям Грузии их проступки на общую сумму примерно 76 миллионов лари. Эту новость в июне 2021-го озвучил премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили:

«В рамках данных инициатив будут амнистированы около 245 тысяч наших сограждан и 344 юридических лица. Речь идет о неуплаченных штрафах за нарушение правил изоляции, карантина и ношения масок. Естественно, это решение мы приняли исходя из тяжелого социально-экономического положения. Мы хорошо понимаем, что во время пандемии наши граждане и бизнес пострадали, 2020-й был тяжелым годом, и эти штрафы для них – дополнительное бремя. Естественно, соблюдение правил обязательно, но также важно облегчить экономическое положение наших граждан».

please wait

No media source currently available

0:00 0:15:52 0:00

В неправительственном секторе в этих шагах увидели попытку подкупить избирателя. Схожие шаги власти предпринимали и в 2020 году перед парламентскими выборами, несмотря на заявления эпидемиологов о постоянно ухудшавшейся ситуации, говорит аналитик Центра по правам человека Лазаре Джибладзе. На этот раз в преддверии выборов в органы местного самоуправления власти отменили комендантский час, несмотря на существовавший дефицит вакцин и сообщения о росте случаев заболевания «индийским штаммом», и преподнесли все это как заботу о нарушивших ковид-регуляции.

«У нас много жалоб от жителей Грузии, оспаривающих штрафы, выписанные им во время пандемии. Все это время вырисовывалась тенденция – по сути, эти дела в судах не рассматривались, что дало нам основания считать, что власти запланировали амнистию до выборов. Конечно, мы приветствуем этот факт, но использование этого вопроса для достижения предвыборных целей просто неприемлемо. Мы и в прошлом году говорили, что такие мероприятия не должны иметь место перед выборами. А амнистия, в то время как пандемия не завершилась, побудит людей думать, что и в будущем, если будут введены какие-то ограничения, штрафы за их нарушение спишут. А это единственный механизм для того, чтобы люди следовали правилам», – прокомментировал июньское решение властей Лазаре Джибладзе.

И если отмена штрафов все же нашла положительные отклики у многих правозащитников, то последующие действия многих участников выборов в органы местного самоуправления вызывали негодование третьего сектора. Ближе к дате голосования фразы «подкуп и давление» стали звучать из уст представителей неправительственного сектора с ужасающей частотой. Особую тревогу у Народного защитника Нино Ломджария вызывает количество оппозиционных кандидатов, отказавшихся от участия в выборах:

«По имеющейся у Народного защитника информации, предположительно, дискриминационно, из-за политических взглядов (с разных должностей, в разных компаниях и учреждениях) были уволены 69 человек, а на 59 оппозиционных кандидатов, предположительно, было осуществлено давление, их запугивали с целью заставить отказаться от участия в выборах. Большинство из них, за исключением нескольких, «сняли» свои кандидатуры. Также Народный защитник разделяет оценку местных и международных наблюдательных организаций, согласно которой давление на избирателей и факты их запугивания могли повлиять на свободную волю избирателя».

Что касается фактов, в которых прослеживалось нарушение статьи УК Грузии «О преследовании из-за политических или иных взглядов», то тут правозащитники выявили общую тенденцию: большинство трудоустроенных в разных госучреждениях, жаловавшихся на давление со стороны начальства, предположительно, по политическим мотивам, – сторонники экс-премьера Георгия Гахария и его партии «За Грузию».

Об одном из таких случаев рассказали представители Ассоциации молодых юристов. В своем «Промежуточном отчете по наблюдению за выборами в органы местного самоуправления 2021 года» они написали о заместителе главы администрации города Гори Олеге Хубулури. 15 июня он был освобожден от должности в результате дисциплинарного производства. Месяцем ранее в эфире телеканала ТВ «Пирвели» Хубулури заявил, что «в отношении госслужащих с отличными (оппозиционными) политическими взглядами, возможно, существует дискриминация». Он не упоминал никаких конкретных учреждений, однако эти слова были расценены как нанесение репутационного ущерба мэрии. В заявлении городской администрации говорится, что он нарушил правила поведения и этику госслужащих.

«Это решение (об увольнении Хубулури) противоречит закону. Как утверждал Олег Хубулури, в его комментарии не говорится о каком-то конкретном учреждении. Его заявление общее и касается системных проблем, что нельзя расценивать как нарушение дисциплинарных норм конкретного госучреждения», – сказано в отчете Ассоциации молодых юристов.

Сам Хубулури утверждал: настоящая причина его увольнения заключается в том, что он поддерживал примкнувшего в апреле текущего года к команде Георгия Гахария депутата Георгия Ходжеванишвили, ранее состоявшего в «Грузинской мечте».

Позицию правящей партии по данному вопросу высказал депутат от «Грузинской мечты» Ираклий Кадагишвили:

«Если кто-то считает, что его несправедливо уволили с работы, в том числе по политическим признакам, этот человек обязательно должен обратиться в суд. В отличие от того, что было прежде в истории Грузии, сейчас есть случаи, когда суд принимал решения в пользу незаконно уволенных людей. Исходя из этого, нужно прекратить спекулировать этой темой».

Впрочем, до суда большинство этих дел просто не дошло, рассказала Нино Ломджария:

«Большинство этих (уволенных) людей подтвердили факты давления и увольнения. Причиной они называют родственные связи, дружеские отношения или просто высказанную симпатию в отношении представителей партии бывшего премьер-министра Георгия Гахария. Были уволены сотрудники МВД, муниципальных служб и других государственных учреждений. Граждане подтверждают, что их начальники требовали написать заявление об увольнении (часть из них согласилась). Некоторые не пошли на этот шаг, после чего их уволили по другим причинам, а в отношении других даже начато дисциплинарное производство», – сказано в письменном заявлении омбудсмена.

Резкой критике Народный защитник подвергла власти и за решение назначать судей в Верховный суд до завершения фундаментальной реформы судебной системы. В третьем секторе и оппозиции выразили недоверие процессу, аргументируя свою позицию тем, что сама процедура, с одной стороны, не соответствует международным стандартам и рекомендациям Венецианской комиссии, а с другой – идет вразрез с соглашением Шарля Мишеля. Правящая команда мнение оппонентов не разделяет и заявляет, что принятая «Грузинской мечтой» процедура отбора судей в Верховный суд беспрецедентно прозрачна и учитывает рекомендации Венецианской комиссии. Председатель юридической комиссии Анри Оханашвили утверждал, что для приостановки процесса причин не было. Депутат уверен в том, что правящая команда разработала модель избрания судей Верховного суда, которой до этого момента в истории Грузии просто не существовало:

«Это многоэтапная модель, которая гарантирует, что общественность контролирует весь этот процесс. Его никогда не существовало, мы его создали. Обеспечивается максимальная прозрачность. Рекомендации Венецианской комиссии по максимально возможному обоснованию оценок, выставленных для каждого кандидата, проведению открытого голосования, разрешению кандидатам апелляции и выдвижению кандидатов в парламент на основе рейтинговых баллов учтены, все соответствуют рекомендациям Венецианской комиссии».

Присутствовать на собеседовании (рассмотрении кандидатур претендентов на вакантные места в Верховном суде) 25 ноября отказался приглашенный на заседание юридического комитета посол ЕС в Грузии Карл Харцель:

«Нас пригласили наблюдать за слушаниями в парламенте, от чего мы отказались по простой причине – это все еще часть процесса, о котором мы говорим, начиная с апреля. Мы обеспокоены, прежде всего, тем фактом, что это не соответствует соглашению от 19 апреля и условиям предоставления макрофинансовой помощи со стороны ЕС. Как известно, в законодательстве есть пробелы, оно не полностью соответствует рекомендациям Венецианской комиссии. Мы также видели, как соответствующие европейские структуры оценивали процесс назначения судей. Таким образом, мы остаемся на прежних позициях. Мы по-прежнему считаем, что процедура отбора кандидатов должна быть пересмотрена».

В НПО «Демократическая инициатива Грузии» (GDI) эту тему комментируют более жестко, обвиняя правящую партию в монополизации практически всех государственных институтов. В стране нарастают тенденции авторитаризма, и основной демократический механизм – выборы, бессилен против этого, говорится в письменном заявлении организации:

«Власть не избегает ни серьезных нарушений прав человека, ни ухудшения отношений с международными партнерами ради сохранения власти, что значительно ослабляет перспективы страны в развитии демократического прогресса. В результате этого в обществе нарастает нигилизм на фоне и без того острого политического, экономического и социального положения, а это ослабляет перспективы интеграции в евроатлантическое пространство».

Не обошли стороной правозащитники и положение жителей территорий, неподконтрольных официальному Тбилиси и прилегающих к разделительной линии. Омбудсмен в своем годовом отчете перечислила существующие проблемы, среди которых ограничение передвижения граждан, недоступность медицинских сервисов и запрет на обучение на родном языке. Так, в сентябре 2021-го де-факто Министерство образования Абхазии неожиданно, уже после начала учебного года, приняло решение окончательно перевести школы Гальского района на русскоязычное обучение.

Процесс русификации в школах Гали начался примерно 10 лет назад, рассказывает Кети (имя изменено), представляющая НПО «Мы существуем – голос из Абхазии». Но школьникам, которые уже начали учиться на грузинском, позволили завершить обучение – проучиться все 11 классов на родном языке. Однако это исключение затронуло только лишь школы, расположенные в т.н. нижней зоне Гальского района. А в верхней – переход с грузинского на русский произошел сразу. Соответственно, там уже давно грузинский преподают как иностранный – это несколько часов в неделю, рассказывает Кети.

«Что касается нижней зоны – там была такая возможность учиться на грузинском. Но с подготовительного класса было введено обучение на русском, и, соответственно, поэтапно грузинский язык был замещен русским. Т.е., начиная с подготовительного по 10-й класс включительно учеба уже идет полностью на русском. 11-е классы в Гальском районе были последними, которые учились на грузинском. Для них это было неожиданно, потому что им было дано обещание, что они смогут закончить школу на грузинском. Для меня, для них, так же, как и, вероятно, для учителей и директоров, это решение стало совершенно неожиданным».

Минобразования Грузии и аппарат госминистра по вопросам примирения и гражданского равноправия выступили с жесткой критикой продолжающейся русификации жителей Гали.

«Подобные незаконные действия являются продолжением многолетней политики этнической дискриминации и русификации, которую проводит российский оккупационный режим. Ее цель – уничтожение грузинского следа на оккупированных территориях и полная ассимиляция населения», – сказано в заявлении аппарата госминистра по вопросам примирения и гражданского равноправия.

В аппарате также заявляют, что проблема с обучением на грузинском языке актуальна и в Ахалгорском районе.

Упоминая неподконтрольные центральным властям Грузии территории, правозащитные организации во всех отчетах поднимают и тему незаконных задержаний. Последний такой случай произошел в середине декабря, когда у села Земо Никози близ линии разделения с самопровозглашенной республикой Южная Осетия был задержан гражданин Грузии Мамука Чхиквадзе. Знакомые задержанного сразу заговорили о его военном прошлом, из-за которого ему могла грозить опасность.

В родном селе Мамуки Брети многие в тот момент вспомнили Арчила Татунашвили. В 2018 году он был задержан в Ахалгори, доставлен в Цхинвали и через несколько дней скончался в местной больнице при неустановленных обстоятельствах, при этом Тбилиси обвиняет Цхинвали в том, что силовики при допросах пытали гражданина Грузии.

Впрочем, спустя несколько дней после задержания Мамуки Чхиквадзе, югоосетинская сторона заявила, что никаких мер физического воздействия к нему не применялось, он был приговорен к двум месяцам заключения.

А вот Геннадию Бестаеву пришлось провести в цхинвальской тюрьме два года. В конце 2021-го он был передан грузинской стороне. Де-факто власти решили выдать обвиненного в пересечении де-факто границы и «контрабанде наркотических средств» только после того, как у заключенного развился инсульт. На контролируемую грузинскими властями территорию Бестаева доставили в бессознательном состоянии.

В Службе государственной безопасности Грузии заявляли, что возвращение Бестаева – результат использования всех имеющихся в ее распоряжении рычагов. Во что отказывался верить конфликтолог, экс-министр по примирению и гражданскому равноправию Паата Закареишвили:

«Это явно не было результатом переговоров между Тбилиси и Цхинвали, просто его (Бестаева) здоровье значительно ухудшилось, и возникла угроза того, что мог быть летальный исход. Цхинвальская власть односторонне, без согласования с кем-либо очень быстро решила избавиться от еще живого Бестаева. После этого (в случае гибели Бестаева) был бы большой скандал, начались бы разговоры о том, что его могли убить… Это печальный факт – здесь видно, насколько несостоятельна и беспомощна грузинская политика. Печально, что его не смогли освободить, когда освобождали Гахеладзе».

Тогда власти вполне могли воспользоваться возможностью обменять обвиненного в умышленном убийстве Вадима Гобозова сразу на нескольких граждан Грузии, содержавшихся в цхинвальской тюрьме, но этого не сделали.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG