Accessibility links

Грузия-2021. Иностранные инвесторы разуверились в «Грузинской мечте»


В 2021 году иностранные инвестиции в грузинскую экономику остались на уровне полностью провального 2020 года. Среди основных причин застоя, которые называют эксперты, –предвзятость и непрозрачность судебной системы Грузии, политическая нестабильность, элитарная коррупция. Власти проблему признали, однако дефицит инвестиций увязали с мировым кризисом.

По уточненным данным Грузстата, за три квартала приток инвестиций из-за рубежа, за исключением прошлого года, оказался худшим за последние 15 лет – 728 миллионов долларов. Из этой суммы 84% пришлись на реинвестиции, или возвращение в экономику дивидендов от иностранных компаний, многие годы работавших на рынке Грузии. При этом в третьем квартале инвесторы вложились в экономику Грузии так же, как и в провальном 2020 году – 299 миллионов долларов. Необходимо отметить, что больше половины из этих денег – 324,5 миллионов долларов – было вложено в банковский сектор, далее идет энергетика – 175,5 миллионов долларов, на третьем перерабатывающая промышленность – 131 миллион долларов.

Специалисты объясняют это нерасторопными действиями властей, фактически отпугивающих инвесторов, говорит Сосо Берикашвили, декан университета «Кавкасия»:

«Привлечь 300 миллионов долларов от новых инвесторов было бы неплохим событием вдобавок к реинвестициям, но мы пока варимся в собственном соку. К нам не идут крупные инвесторы по одной простой причине – они не хотят плести замысловатые схемы, они хотят демократически работающие институты и судебную систему с минимальными рисками. К сожалению, власти не ведут эффективной работы в этом направлении».

Потенциальных инвесторов отпугивает и такой немаловажный фактор, как политическая нестабильность, считает Звиад Чумбуридзе, генеральный секретарь Бизнес-совета «Европа-Грузия»:

«Политика и экономика неотделимы друг от друга. Как может страна привлекать инвесторов в текущих условиях? Представим, что потенциальный инвестор решил вложить деньги в Грузию. На что он в первую очередь обратит внимание? В первую очередь на сорванные проекты порта Анаклия и Намахванской ГЭС. Что необходимо предпринять? Понятно, что необходим нестандартный подход со стороны власти, которая должна не только привлекать инвестиции, но и гарантировать их защиту на последующий период. Необходимы твердые гарантии от государства по защите инвесторов, а не по предпочтениям политиков. Иначе страна окажется в сложной ситуации».

please wait

No media source currently available

0:00 0:15:35 0:00

Вопреки доводам экспертов, власти не усмотрели проблемы в потере интереса со стороны потенциальных инвесторов. Министр экономики Натия Турнава считает это временным явлением, а рост доли реинвестирования в общем объеме инвестиций – показателем хорошего имиджа Грузии.

«Можно выделить очень позитивный момент, что реинвестирование, как один из важнейших компонентов, в сравнении с прошлым годом выросло почти вдвое. Это означает, что инвестор, который работает в Грузии, вместо того, чтобы вывести дивиденды за рубеж, вкладывает их в нашу экономику. Можно сказать, что это является показателем твердого доверия к Грузии», – заявила Турнава.

Необходимо отметить, что летом 2020 года при тогдашнем премьер-министре Георгии Гахария был создан специальный консультативный совет с привлечением видных экспертов из западных стран. Впоследствии, после смены премьера, возглавивший правительство Ираклий Гарибашвили положил прежний план под сукно, приступив к разработке новой десятилетней концепции по привлечению инвестиций. Но, несмотря на все обещания и заявления в предвыборный период, задумки властей за неполный год не привели к ощутимым результатам.

Примечательно, что инвестиционный спад наступил задолго до пандемии. После пика в 2017 году – 1,980 миллиард долларов, в 2018 году было 1,3 миллиарда долларов, примерно столько же в 2019-м и, наконец, в 2020-м – 572 миллиона долларов.

Эксперты не раз увязывали проблему с нежеланием властей реформировать судебную систему. Напомним, в сентябре политическое руководство «Грузинской мечты» демонстративно отклонило помощь Евросоюза, условием выделения которой являлась реформа судебной системы. Свое тогдашнее решение власти мотивировали тем, что не нуждаются в дополнительных финансах, тогда как преобразование судебной системы является весьма кропотливым и ответственным процессом.

По мнению профессора Университета Европы, финансиста Гочи Тутберидзе, мотивированное узкопартийными интересами решение правительства поставило население страны перед новыми вызовами, в первую очередь экономическими:

«С чисто экономической точки зрения решение для Грузии проигрышное. Мы отказались от практически безвозмездной помощи из-за амбиций политических. Власти оправдали это решение тем, что не обременят себя новыми обязательствами, так как располагают необходимыми финансами. Но это абсурд! Цена обслуживания транша на весь период – символические 1,5%, и я сомневаюсь, что Минфин где-нибудь раздобудет более дешевые деньги. В конце концов, ими можно было перекрыть более дорогие кредиты с высокими годовыми обязательствами. И, наконец, есть моральная сторона: в прошлом году Грузия получила от ЕС один миллиард лари безвозмездной помощи и еще 500 миллионов лари за символические проценты. Позднее правительство подписало обязательства на получение дополнительных 150 миллионов евро, получило половину, а сейчас гордо отказалось от второй. Выглядит это как минимум некрасиво».

Все это, по словам члена политсовета «Нацдвижения» Романа Гоциридзе, обязательно отпугнет потенциальных инвесторов:

«Половина нашего прошлогоднего бюджета формировалась из внешних заимствований, и большей частью это были деньги ЕС. Часть из них пошла на покрытие текущего дефицита бюджета, и у власти взыграла гордыня – этим действием они подали недвусмысленный сигнал другим международным организациям, что с ними нельзя вести дела. Не стоит забывать, что все инфраструктурные проекты в Грузии осуществляются на зарубежные кредиты, и, разумеется, приостановка этих строек может очень дорого нам стоить. И, наконец, за решением власти стоит отказ от реформирования судебной системы, без чего немыслимы инвестиции из-за рубежа. Какой инвестор вложит деньги в страну, в которой суд не защитит его права? Инвестиционному имиджу страны нанесен непоправимый урон».

Не последнюю роль, по мнению экспертов, сыграл срыв крупных инвестиционных проектов. Примеров несколько: до сих пор в арбитражном суде ведется тяжба с Консорциумом строительства глубоководного порта Анаклия, в прошлом году приостановлено строительство крупнейшего гидроузла стоимостью один миллиард долларов в верховьях реки Ненскра. Ну и, наконец, совсем недавно турецким инвестором было прекращено строительство гидрокаскада на реке Намахвани вблизи Кутаиси – стоимость проекта оценивалась в 780 миллионов долларов.

Кроме этого, в конце ноября стали известны детали скандала, в котором власти ради политической выгоды нанесли стране экономический ущерб. Речь идет о проигранном правительством деле в международном арбитраже. 80 миллионов долларов, которые суд обязал выплатить российскому «Интер-РАО», оперирующем на рынке Грузии, были платой за нарушение инвестиционных обязательств грузинской стороны.

В российской компании отмечали, что ряд решений правительства Грузии оказали неблагоприятное влияние на их инвестиции. В частности, в 2014 году Национальная регулирующая комиссия по энергетике приняла решение о пересмотре методологии расчета тарифов на электроэнергию, в которую не вошли гарантии компенсации потерь из-за обесценения лари. Все это отражено в договорах купли-продажи грузинских активов и меморандуме о сотрудничестве, подписанном в 2013 году, утверждают в компании «Интер РАО», которая в 2016 году обращалась к властям Грузии с заявлением о пересмотре тарифов, но получила отказ. Тогда власти отказались пересматривать тариф из-за нежелания нарушать предвыборные обещания по снижению тарифов.

По утверждению Вадима Чубарова, арбитра Международного арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ, правительство Грузии проигнорировало все запросы российской компании, которой не оставалось ничего иного, как обратиться в международный суд:

«Грузинская сторона говорила, что в результате повышения тарифов «Интер РАО» получит сверхприбыль и что требования по повышению тарифов являются необоснованными. Это все изучалось арбитрами в Стокгольмском арбитраже. Грузии лучше согласиться с решением инстанции, так как в этом случае компания продолжит инвестировать в отрасль, а грузинское государство покажет, что оно открыто для инвестиций».

Ухудшается инвестиционный климат и из-за непрозрачности работы правительства и отсутствия независимого антикоррупционного ведомства, говорят аналитики профильных НПО.

О росте коррупционных рисков говорится в исследовании грузинского отделения Transparency International. Аналитики организации отмечают, что в последние годы рост инвестиций наблюдается главным образом из офшорных компаний, что повышает коррупционные риски. В качестве примера НПО приводит слова бывшего министра финансов Иване Мачавариани, который признался в интервью, что 70% иностранных инвестиций по природе – грузинские, которые выведены из Грузии и потом поступают в страну под видом инвестиций. Сегодня в Реестре предприятий Грузии зарегистрировано около 3200 полностью или частично офшорных компаний. Согласно официальной статистике, в 2011-2020 годах в Грузию из стран с офшорными территориями поступило около 5,5 миллиарда долларов прямых иностранных инвестиций, что составляет 38% от общего объема инвестиций за этот период. В этих условиях потенциальные инвесторы выбирают страны с потенциально меньшим уровнем коррупции, говорится в документе.

По словам аналитика организации Бесо Намчавадзе, риски со стороны офшоров для Грузии особенно остры, так как анонимное владение компаниями является фактором, способствующим «элитарной коррупции» среди высокопоставленных чиновников. Это отпугивает инвесторов, которые ищут благоприятные и прозрачные условия работы на рынке, считает эксперт:

«В резолюции Европейского парламента от 16 сентября 2020 г. отмечается, что Грузия должна бороться с элитарной коррупцией и захватом государства. Согласно классификации Всемирного банка, захват государства – это форма системной политической коррупции, при которой частный интерес человека к личной выгоде оказывает значительное влияние на процесс принятия решений правительством».

Однако аргументация НПО остается без реакции властей – они то ссылаются на мировой кризис, то на несговорчивость местных жителей, которые пошли наперекор желанию инвесторов. В ходе министерского часа 16 декабря министру экономики Натии Турнава пришлось отвечать на эти и другие неудобные вопросы депутатов.

Кроме вопросов, касающихся стагнации в области энергетики, депутат Бека Лилуашвили поинтересовался о причинах снижения в отрасль прямых инвестиций из-за рубежа:

«Я могу рассказать о позиции десятков инвесторов, которые намеревались инвестировать в энергетику. Думаю, пора им откровенно объяснить, что ждут они зря и что приоритеты государства в этом направлении изменились. Сотни энергетических проектов заморожены решением правительства с формулировкой, что переговоры с ними будут продолжены. Однако воз и ныне там».

В ответ министр признала, что решение компании ENKA, инвестора проекта Намахвани ГЭС, о расторжении соглашения с государством Грузия является «провалом» в этом направлении:

«В этом году у нас были и неудачи. Так было, например, с приостановкой проекта Намахванской ГЭС. Необходимо отметить, что аналогичные крупные и стратегические проекты по всему миру сопровождаются схожими трудностями, и Грузия не исключение. Вспомним тот же проект Худонской ГЭС. Этот факт открыл ряд глубинных проблем – каких-то новых, каких-то исторически накопленных, – начиная от потребности в более своевременном обсуждении с местным населением. И мы признали, что мы потерпели неудачу в этом отношении. Мы должны были говорить об этом с населением».

При этом министр уклонилась от ответа на вопрос, кто будет нести персональную ответственность в случае проигрыша в арбитражном суде.

Что касается проблем с привлечением иностранных инвестиций, то, по мнению министра, обусловлены они глобальными вызовами и в первую очередь – пандемией коронавируса:

«Во всем мире это стало огромным вызовом. В 2020 году глобальные инвестиции упали на 25%, некоторые позитивные тенденции выявились в 2021 году. Поскольку мы зависим от отношения иностранных инвесторов в целом, хотя проблема остается, – (она выражается) в том, что проекты, как говорится, с нуля сократились, инвесторы стали более осторожными. На фоне этих вызовов следует отметить, что в январе-сентябре 2021 года инвестиции незначительно увеличились по сравнению с прошлым годом, всего на 3,2%. Этого недостаточно, и мы продолжим работать в этом направлении параллельно с восстановлением экономики».

Есть и другая тенденция, подмеченная экспертами: начиная с 2018 года, иностранные денежные переводы превосходят прямые иностранные инвестиции в страну.

По словам экономиста, профессора Тбилисского госуниверситета Иосифа Арчвадзе, это свидетельствует о нездоровых процессах в экономике:

«Это абсолютная аномалия, так как в нулевые годы объемы инвестиций превышали переводы из-за рубежа в 2,5-3 раза. Происходящее свидетельствует о том, что, во-первых, количество иммигрантов не идет на спад, а напротив, растет. Во-вторых, многие из них достигли стабильного заработка, что позволяет увеличивать объемы помощи близким в Грузии. Ну и, в-третьих, можно говорить о недостаточных усилиях государства по привлечению инвесторов из-за рубежа».

В целом, по мнению экспертов, продолжающееся снижение иностранных инвестиций угрожает Грузии дополнительной проблемой демографии: недостаток инвестиций будет означать дальнейшее ухудшение благосостояния людей, что в конечном итоге будет служить дополнительным стимулом к переезду в более благополучные страны.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG