Accessibility links

«Грузинская мечта» постепенно приближается к превращению в «Грузинский кошмар» и вносит в Конституцию новые поправки, для того чтобы выиграть парламентские выборы 2020 года.

Пиррова победа жадности над здравым смыслом – обычное дело в местной политике. Грузинское общество, как правило, прощает правителям больше, чем может себе позволить, и не обращает особого внимания на непотизм, едва замаскированную коррупцию и юридические махинации, особенно если они прикрыты высоким актерским мастерством. Но есть одно ограничение – граждане не должны чувствовать, что их ни во что не ставят. А «Грузинская мечта», вместо того чтобы прибегнуть к темному искусству изящной лжи, избрала столь грубые методы, что оскорбились почти все.

В самом начале конституционной реформы власти заявили, что откажутся от выборов в мажоритарных округах (это 73 депутатских мандата из 150; в 2016-м 71 из них получила «Грузинская мечта»). В течение двух десятилетий именно «мажоритарии» помогали сменявшим друг друга режимам контролировать парламент. Их избрание имело мало общего с демократией – кандидаты от правящей партии вовсю использовали административный ресурс, подкупали и запугивали электорат. Поэтому демократическая общественность с (несколько преждевременным) энтузиазмом одобрила переход к пропорциональной системе.

Затем власти заговорили о передаче нераспределенных мандатов партии, занявшей первое место. Мало кто сомневается в том, что ею вновь станет «Грузинская мечта», поскольку оппозиция ослаблена и не может сформировать единый фронт, а если и захочет, – ей помешает еще одна новая поправка, запрещающая создание избирательных блоков. Возникла психологическая ловушка, и в нее попали многие искренние, но недальновидные демократы. Они рассматривали уступку нераспределенных мандатов как выплату компенсации правящей партии за отмену выборов в мажоритарных округах и, вероятно, воспринимали весь процесс как сделку с террористами, которые удерживают заложников, – но вскоре выяснилось, что вести с ними переговоры нельзя. «Грузинскую мечту» мог остановить только решительный протест гражданского общества, но никак не лепет соглашателей. Убедившись, что серьезного сопротивления не будет, она объявила, что выборы пройдут по новым правилам лишь в 2024 году, а в 2020-м в мажоритарных округах все останется по-прежнему.

Это произошло уже после того, как Венецианская комиссия опубликовала комментарии к законопроекту, в тексте которого ничего подобного не упоминалось. Формально произошедшее нельзя назвать подлогом, поскольку «Грузинская мечта» добавила в Конституцию не основные, а переходные положения, однако цинизма в ее действиях было не меньше, чем мышьяка в последнем ужине Александра Борджиа.

Дальше – больше, хуже и противнее. Скорее всего, в Избирательный кодекс внесут изменения и места в Центризбиркоме достанутся только партиям, преодолевшим барьер на выборах 2016 года, пропорционально полученным голосам, а значит, «Грузинская мечта» получит там гарантированное преимущество. Но это сущая мелочь по сравнению с еще одним переходным положением, которому также предшествовала психологическая увертюра. Очевидно, что запрет на создание избирательных блоков в нынешних условиях работает на правящую партию и против демократии. Но нашлись деятели, уверовавшие, что он полезен, поскольку подтолкнет множество мелких партий к слиянию. Как и в случае с мажоритарными округами, они не сумели предугадать следующий ход «Грузинской мечты», заявившей чуть позже, что на выборах 2020 года пятипроцентный барьер будет снижен до 3%. И, вместо укрупнения политических объединений, мы увидим, как «малые партии» начнут пробиваться в парламент поодиночке, тесня друг друга, словно голодные поросята у кормушки. Они разорвут оппозиционный электорат на десятки мелких клочков и в абсолютном большинстве случаев будут очень рады тайному сотрудничеству с властями.

Некоторые комментаторы видят за этим решением, прежде всего, попытку преодолеть изоляцию и получить поддержку «малых партий» в ситуации, когда почти все политики и представители НПО, участвовавшие в обсуждении поправок к Конституции, открестились от законопроекта и обвинили «Грузинскую мечту» в диктате. Дело в том, что куратор конституционной реформы – подобранный Бидзиной Иванишвили председатель парламента Ираклий Кобахидзе, неплохой юрист, но крайне неумелый политик с отчетливой печатью сервильности на челе, не продумал драматургию процесса и был излишне прямолинеен. Но стратегически значимый результат – фрагментация оппозиционного спектра как результат единовременного снижения барьера в 2020-м, безусловно, важнее.

Таким образом, под разговоры об укреплении грузинской демократии правящая партия создает систему, которая чуть ли не гарантирует ей победу на выборах 2020 года. Протестовать теперь не то чтобы поздно, но следует учесть, что летом политическая активность традиционно низка, а законопроект уже принят в двух чтениях, и, когда депутаты вернутся к нему через три месяца, Грузию будут волновать, прежде всего, выборы в органы местного самоуправления.

Иванишвили в очередной раз получил все, что хотел, но цена успеха оказалась выше, чем обычно. Власть «Грузинской мечты» зиждется на идее превосходства над старым, негуманным и неблагоразумным режимом. Но все увидели, что, переделывая Конституцию под себя, партия Иванишвили едва ли не скопировала вивисекторские методы «Национального движения». И подтолкнула граждан к выводу, что в ее руководстве доминируют недалекие люди, полагающие, что проще переписать законы, чем разыграть тонкую политическую комбинацию. Продавливая нужные ей поправки, представители «Грузинской мечты» игнорировали альтернативные идеи и возражения по существу, подменив дискуссию ее имитацией, из-за чего мнение о том, что правящая партия становится невменяемой, распространялось все шире. В таких условиях протест будет чаще выплескиваться на улицы, и, поскольку «Грузинская мечта» пришла к власти под лозунгом отказа от насилия в политике, эскалация напряженности может обойтись ей слишком дорого.

Ряд экспертов считает, что начало очередной «уличной фазы» не за горами, поскольку деградация «партии власти» в Грузии никогда ничем иным не заканчивалась. Они, подобно жителям городка из «Хроники объявленной смерти» Маркеса, просто ждут, когда прольется первая кровь. И хотя коллективный разум изо всех сил стремится вырваться из порочного круга новейшей грузинской истории, опыт продолжает нашептывать, что иного выхода нет.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG