Accessibility links

Эмзар Ашуа: «Мы не имеем права финансировать ассоциации инвалидов»


Эмзар Ашуа

Фонд инвалидов Отечественной войны народа Абхазии ответил на претензии общественных организаций инвалидов, которые прозвучали на встрече с премьер-министром в понедельник. Фонд отказывается их впредь финансировать, так как считает эту деятельность незаконной. Об это в интервью «Эху Кавказа» рассказал заместитель председателя Фонда инвалидов Эмзар Ашуа.

– Эмзар, скажите, пожалуйста, что явилось причиной сбора инвалидов Отечественной войны народа Абхазии на площади перед кабмином, который мы наблюдали несколько дней тому назад?

Мы хотим, чтобы наш бюджет предназначался для лечения, реабилитации, протезирования, курортно-санаторного лечения инвалидов, нам есть, на что потратить эти деньги по назначению

– Я так скажу: сбор инвалидов касался ассоциаций. У нас есть семь общественных организаций – Ассоциаций инвалидов войны. Они думали, что Фонд инвалидов имеет право закрывать ассоциации и снимать их с работы. Вот по этому поводу они и собрались. Там были не все инвалиды, там были работники ассоциаций, они требовали от нас финансирования за счет внебюджетного Фонда инвалидов войны. Даже когда это финансирование было, это было неправильно и незаконно. Они думали, что мы хотим закрыть ассоциации, но они неправильно это поняли. Мы не собираемся их закрывать, мы не имеем на это права, потому что ассоциации – это общественные организации. Мы хотим, чтобы наш бюджет предназначался для лечения, реабилитации, протезирования, курортно-санаторного лечения инвалидов, нам есть, на что потратить эти деньги по назначению.

please wait

No media source currently available

0:00 0:10:30 0:00
Скачать

– Какое количество людей работают в ассоциациях? Все ли они получают зарплату и все ли являются инвалидами?

– Семь региональных ассоциаций и около 45 человек работники этих ассоциаций. Они финансировались до 2020 года из средств внебюджетного Фонда инвалидов Отечественной войны, но это было незаконно. Сейчас мы больше их не финансируем. Их могут финансировать благотворительные организации, бизнесмены, коммерческие организации и так далее. И мы на сегодняшний день приостановили контракты, мы теперь не работаем с общественными организациями. Мы направим своих работников по пять человек в каждый район, чтобы они на месте решали все проблемы, обеспечивали инвалидов лекарствами, чтобы они не ездили из Ткуарчала, Гагры, Гудауты в Сухум. Мы хотим наладить работу так, чтобы все на местах было организовано, как это было изначально задумано.

– Это (финансирование ассоциаций) не соответствует положению фонда?

– Все верно, это не соответствует положению фонда. В год на содержание этих ассоциаций уходило 7 млн 300 тысяч рублей. Это огромная сумма, за семь миллионов мы можем вылечить многих наших больных инвалидов. По нашему положению мы не имеем права финансировать ассоциации.

– А те люди, которых вы направите в районы от фонда, будут работать на общественных началах, вы будете их работу оплачивать?

Ассоциации могут существовать, как они существовали, но за счет другого финансирования. Я не знаю, откуда будет поступать это финансирование, но не за счет фонда

– В семи районах будут работать наши сотрудники на зарплате по пять человек, не как раньше. Мы сэкономили 4 млн 300 тысяч на этих зарплатах, чтобы лекарства доставляли на места не ходячим, которые дома лежат, чтобы за ними ухаживали, привозили им домой то, в чем они нуждаются. Ассоциации могут существовать, как они существовали, но за счет другого финансирования. Я не знаю, откуда будет поступать это финансирование, но не за счет фонда.

– Есть ли такая проблема: с людьми, которые работали в ассоциациях и получали зарплату, вы сейчас расторгли договоры, и они все остались без работы? Это явилось причиной их возмущения и сбора?

– Да, из-за того, что финансирование прекратилось, что мы хотим назначить прямых сотрудников фонда по районам. Конечно, им это не понравилось.

– А сколько составляет годовой бюджет Фонда инвалидов?

– Годовой бюджет при хорошем сборе налогов предполагается 120 млн рублей. Сейчас, как вы знаете, в условиях пандемии, поступление налогов очень плохое. По факту до 90 млн рублей поступало в бюджет Фонда инвалидов. Если в этом году до 100 млн рублей дойдет, это будет нормально для лечения и реабилитации наших инвалидов. Я имею в виду настоящих инвалидов, я подчеркиваю, будет достаточно, потому что на сегодняшний день за два месяца мы отправили 45 человек на лечение в Россию. Если мы будем вот так экономить и направлять деньги по назначению, значит, наши инвалиды ни в чем не будут нуждаться.

– Сколько человек числится в ваших списках инвалидов Отечественной войны 1992-1993 годов?

– Почти три тысячи.

– У фонда инвалидов были планы пересматривать эти списки. Говорилось, что якобы среди инвалидов, получающих пенсии и пособия, есть люди, которые инвалидами не являются. Ведете ли вы работу с этими списками? Есть ли у вас какие-то результаты?

К сожалению, люди, которые не являются инвалидами войны, имеют инвалидные корочки и обладают всеми льготами

– К сожалению, это имеет место. Люди, которые не являются инвалидами войны, имеют инвалидные корочки и обладают всеми льготами. Мы проводили опросы, когда к нам обращались с той или иной проблемой: кто, откуда, в какой группе воевал, в каком бою получил ранение? Для себя мы составляли списки. А в дальнейшем структура МСЭК (медико-социальная экспертная комиссия) будет заниматься медицинским освидетельствованием инвалидов, которые должны каждый год его проходить. То есть, если человек был в первой группе, то со времени лечения он может перейти во вторую группу или, наоборот, из второй – в первую. Соответствующие структуры будут заниматься такими вопросами.

Мы всего лишь фиксировали, из какой роты, из какого батальона, с какого фронта (восточного или западного) человек. Мы опрос вели и записывали это для себя, чтобы понимать, кому мы помогаем, является ли человек нашим настоящим боевым другом, инвалидом войны или тем, кто приобрел документы нечестным путем.

У нас есть результаты, конечно, но эти результаты будут рассматриваться комиссией. Уже создан совет ветеранов при фонде из 15 человек, будет создана комиссия МСЭК, которая будет пропускать всех через эту процедуру.

– То есть эта работа будет проводиться?

Те люди, которые заслуживают, в основном сидят дома и даже еще не получили инвалидность, потому что они не приходят, стесняются

– Обязательно. Мы хотим разобраться в этих списках, чтобы они были настоящие, правдивые. Те люди, которые заслуживают, в основном сидят дома и даже еще не получили инвалидность, потому что они не приходят, стесняются. Как-то они справлялись раньше, а с возрастом это все становится сложнее и тяжелее. У нас с каждым днем добавлялись инвалиды, пока мы не приостановили этот процесс. И сейчас заново создается комиссия, заново создается МСЭК, и все будут проходить через врачебное освидетельствование.

– Рауль Смыр говорил, что его и других инвалидов волнует, что Фонд инвалидов превращают в чиновничью организацию при кабмине. Вы согласны с такой точкой зрения? Если нет, то почему?

– Я не согласен с этим. Под себя фонд никто не берет, потому что это все-таки ветеранская организация, и кроме самих ветеранов их судьбу никто не имеет права решать. А сказать, что организация берется под чье-то крыло и только для этого придумали новый закон – нет, это всегда было так. Раньше всегда председатель Фонда инвалидов назначался кабинетом министров, а сейчас назначается министром соцобеспечения. Ситуацию чуть-чуть изменили: нас курирует Министерство соцобеспечения, и председателя фонда назначает глава этого министерства.

– Как сегодня обстоят дела с выплатой пенсий инвалидам Отечественной войны народа Абхазии? Соответствует ли действительности, что говорят, будто почти на полтора месяца есть задержка в выплате этих пенсий и пособий? Правда ли, что инвалидам приходится приезжать из деревень несколько раз, чтобы получить пенсию? Есть ли такая проблема и возможно ли как-то иначе организовать процесс получения пенсий инвалидами?

Конечно, нашим инвалидам очень тяжело приезжать из деревень и стоять в очереди, и мы уже просили Пенсионный фонд вернуть карточки нашим инвалидам войны. Они нам сказали: «Чуть-чуть потерпите»

– Такая проблема существует. Пенсии, к сожалению, не мы контролируем: Пенсионный фонд – это отдельный фонд. Пенсия идет с задержкой на месяц. Конечно, нашим инвалидам очень тяжело приезжать из деревень и стоять в очереди, и мы уже просили Пенсионный фонд вернуть карточки нашим инвалидам войны. Они нам сказали: «Чуть-чуть потерпите, мы вернемся к тому, чтобы наши инвалиды снимали деньги с карточек». Конечно, очень тяжело, когда на самом деле на День Победы люди хоть какую-то копейку ждали, но не смогли получить свою пенсию. С опозданием на месяц идут выплаты, это правда.

– Какая реакция была у премьер-министра на те вопросы, которые ставились на встрече с ним? Каким был ее результат?

– Я не могу ответить на вопрос, как премьер-министр отреагировал, об этом лучше спросите у него самого. Он сказал: «Так, как ветераны друг с другом разберутся, никто не разберется». Он дал нам возможность разобраться самим, а потом прийти еще раз, сесть и поговорить.

– Как вы между собой должны разобраться? Что вам предстоит сделать в ближайшее время для того, чтобы урегулировать эту ситуацию?

– В каждом районе должны провести собрание, выбрать председателя ассоциации, потом встретиться всем вместе и прийти к общему мнению.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG