Accessibility links

ПРАГА---9 апреля исполнился год со дня избрания Анатолия Бибилова президентом Южной Осетии. Бывший спикер парламента и лидер оппозиции с большим перевесом одержал победу над Леонидом Тибиловым уже в первом туре. Какие обещания ему удалось выполнить и с чем он подошел к этой дате, мы говорим с югоосетинским экспертом Юрием Вазаговым и бывшим министром иностранных дел и лидером партии «Новая Осетия» Давидом Санакоевым.

Нана Плиева: Анатолий Бибилов – это политик, который во всем отличается от Леонида Тибилова, начиная от темперамента и заканчивая его политической биографией. Чем его стиль правления, если он, конечно, проявился в полной мере за этот год, отличается от предшественника и что изменилось в Южной Осетии за этот год? Стало больше «кислорода» или, наоборот, преобладает попытка навести некий силовой порядок?

Юрий Вазагов: Действительно, вы правильно отметили, что по своему стилю правления Бибилов достаточно серьезно отличается от Леонида Тибилова. Если для Тибилова были свойственны попытки компромиссов, более осторожной политики, т.е. зачастую решение многих вопросов затягивалось, чтобы избегать каких-то обострений или осложнений, то Анатолий Бибилов предпочитает решать вопросы в более оперативном режиме, в более сжатые сроки, чтобы добиться решения тех задач, которые он перед собой ставит. Практически по всем параметрам, по всем направлениям мы видим более активную динамику – начиная от внешней политики и заканчивая вопросами в социальной сфере Южной Осетии.

please wait

No media source currently available

0:00 0:20:24 0:00
Скачать

Нана Плиева: Эта быстрота и этот темп дают результаты, которых добивается Анатолий Бибилов?

Юрий Вазагов: В ряде случаев. На самом деле, Южной Осетии необходимо ускорение, потому что наша республика по очень многим параметрам отстала от соседних регионов, и чтобы хоть как-то наверстать это отставание, нужно усиливать темпы, более оперативно принимать решения или мобилизовывать усилия для их достижения. Но есть какие-то моменты достаточно щекотливые, где стоит придерживаться более осторожной тактики.

Нана Плиева: Давид, умение справляться с кризисными ситуациями – очень важный показатель для любой власти. Вы – человек, который занимал должность министра иностранных дел. Пожалуй, самая громкая история, которая привлекла внимание к Южной Осетии и к ее руководству в последнее время, – это история с (Арчилом) Татунашвили, и она стоила югоосетинской власти репутации, сколько бы Анатолий Ильич не повторял, что все было сделано правильно. Какие, на ваш взгляд, были допущены ошибки, и почему президент поставил на кон репутацию республики, свою в том числе?

Давид Санакоев: Несомненно. Мы же говорили о том, что стиль управления Бибилова отличается от стиля Тибилова, и как раз таки стиль Тибилова здесь в некоторых моментах, наверное, выглядел бы более выигрышным, если бы подход был более взвешенным, в частности, в том же вопросе с Татунашвили, да и не только в этом вопросе. Я надеюсь, что это станет уроком для нынешних представителей власти, и дальше подобные решения будут приниматься более взвешенно. Тут вопрос, я думаю, состоит в том, что сейчас у нас у власти одна партия, т.е. все ветви власти представлены представителями одной партии – и исполнительная власть в руках президента, представителя «Единой Осетии», и парламент, где основная часть депутатов представители «Единой Осетии», а также Верховный суд, который сейчас возглавила бывший член партии «Единая Осетия».

Нана Плиева: Почти мечта спикера парламента, который заявлял, что хорошо бы одну-две партии в республике…

Давид Санакоев: Ну, я думаю, что как раз таки какие-то шаги они уже предпринимают – это нашумевший закон «О выборах депутатов», в который внесли ряд изменений. Наверное, хуже всего то, что голоса других партий, которые представлены в парламенте – я уже не говорю о непарламентских партиях, – они тоже как бы не слышны, их мнение не учитывается, потому что мнение «Народной партии», «Единства народа» и «Ныхас» было таково, что необходимо доработать и этот закон, и многие другие решения, которые принимались. Т.е. они принимаются без учета чьего-либо мнения.

Нана Плиева: А почему это делается, зачем были приняты в авральном режиме эти поправки в закон «О выборах депутатов»? Это попытка структурировать политическое поле, зачистить его перед парламентскими выборами? Если да, то от кого?

Давид Санакоев: Мне сложно это сказать. Я просто могу вспомнить то, что в свое время тогда еще спикер парламента Анатолий Ильич Бибилов говорил о том, что внесет инициативу о том, чтобы вообще снять ценз оседлости для депутатов. Т.е. такое тоже было, но время идет и, наверное, есть какие-то новые взгляды на определенные вещи. То, что было объявлено – одна-две партии, я думаю, что народ Южной Осетии должен решать, сколько будет партий, к каким течениям они будут относиться, кому они больше будут доверять. На сегодняшний день пока ситуация выглядит таким образом, но я думаю, что необходимо дать возможность всем политическим силам принять участие в политических процессах. Тут вопрос еще в том, что с этим законом внесены рычаги воздействия на все остальные партии, т.е. там и сбор подписей, и все остальное, что может быть применено как рычаги для того, чтобы пропустить или не пропустить ту или иную партию до того или иного этапа предвыборной кампании.

Нана Плиева: Т.е. вы хотите сказать, что это ограничивает открытую, честную конкуренцию?

Давид Санакоев: Да. Но мы, прежде всего, говорили о том, что представители власти сами должны придерживаться закона, а самый главный, основной закон у нас – Конституция, и все принятые и непринятые решения должны быть основаны на Конституции, т.к. наша Конституция говорит о том, что все законы, которые не соответствуют норме и букве Конституции, не имеют силы.

Нана Плиева: А почему, на ваш взгляд, президент Бибилов не вмешался в этот процесс?

Давид Санакоев: Насколько я знаю, он пока не подписал этот закон. Я надеюсь на то, что будут услышаны мнения депутатов от других партий – и Зиты Бесаевой, и Амирана Дьяконова, которые говорили о том, что необходимо рассмотреть его дальше. Возможно, президент примет решение доработать этот закон, чтобы он не был таким «сырым», каким является на сегодняшний день.

Нана Плиева: Как раз Давид Санакоев говорил о большой концентрации власти в одних руках, и, действительно, ситуация, которая произошла когда-то с самим Давидом Санакоевым из-за конфликта с Анатолием Бибиловым и парламентским большинством, которое объявило ему вотум недоверия, и он вынужден был покинуть исполнительную власть, – сегодня ее невозможно представить. Какую роль играет, на ваш взгляд, парламент, и сможет ли практически однопартийное представительство сыграть роль противовеса исполнительной власти? Если нет, то какие риски это в себе таит?

Юрий Вазагов: На самом деле, ситуация для Южной Осетии не уникальная, потому что если немного углубиться в нашу историю, то в свое время у (Людвига) Чибирова тоже было достаточно ощутимое большинство во всех ветвях власти. То же самое можно сказать про Эдуарда Кокойты, который также имел конституционное большинство в парламенте.

Нана Плиева: Чем закончилось правление Эдуарда Кокойты, все помним, и степень недовольства в обществе, и градус напряженности... Где «пар» будет выходить, если не в парламенте?

Юрий Вазагов: Дело в том, что, например, у того же Тибилова не было такого большинства и такого доминирования, но градус недовольства был не менее ощутимым. Так что это вопрос достаточно дискуссионный. Что касается роли партии «Единая Осетия» на данный момент, то сейчас наблюдаются попытки выстроить некую систему контроля через партийные структуры над деятельностью чиновников, и какие-то проявления в этом направлении налицо. Есть попытки контролировать деятельность чиновников на местах, зачастую депутаты в ходе встреч с населением апеллируют непосредственно к интересам населения, где-то звучит критика, т.е. есть попытка избежать выстраивания какой-то выхолощенной системы, которая, разумеется, всегда оказывается более неэффективной. Более того, принято решение на уровне президента и парламента, что все чиновники будут отчитываться перед парламентом и, соответственно, парламент уже сможет давать свои оценки их деятельности.

Нана Плиева: Но если парламент – продолжение исполнительной власти, то это будет не отчет, а соблюдение формальностей. Как обеспечить подотчетность в данном случае?

Юрий Вазагов: Ну, не совсем так, потому что парламент в данном случае не является продолжением исполнительной власти. Скорее, наоборот, представитель парламента победил на президентских выборах…

Нана Плиева: Поэтому это одна команда…

Юрий Вазагов: Не совсем, я бы сказал, потому что в правительстве и органах исполнительной власти представлены люди достаточно широкого спектра по части политических взглядов, и большинство чиновников, кстати, не являются членами партии «Единая Осетия». Так что в этом плане определенную свободу рук парламент имеет, разумеется. Кроме того, очень многое зависит от понимания лидеров – насколько они понимают стоящие перед ними сложные задачи и готовы ли они выстраивать более прозрачную и эффективную систему сдержек и противовесов внутри хотя бы даже одной политической силы.

Нана Плиева: А есть сегодня эта готовность?

Юрий Вазагов: Определенные попытки есть. Понимание того, что замкнутая система приведет к серьезному кризису, тоже есть.

Нана Плиева: Леонид Тибилов недавно заявил, что намерен участвовать в парламентских выборах, и даже говорил об этом с президентом. Последние критические заявления Эдуарда Кокойты в адрес руководства республики тоже можем трактовать как заявку на участие в политической жизни. Как будет устроено политическое поле и как оно будет структурировано, для кого там найдется место? Это будет договорной матч или все-таки возможны неожиданности?

Давид Санакоев: Думаю, что помимо упомянутых вами политиков, политических сил, в парламентских выборах примут участие еще больше партий. Участие будут принимать и отдельные личности, которые будут выдвигаться от одномандатных округов, и я думаю, что каждый, естественно, будет искать союзников. Я думаю, что уже такие процессы проходят, проводятся консультации как с партией большинства в парламенте на сегодняшний день, так и с другими политическими силами. Однако мы прекрасно понимаем, что заявления «Единой Осетии» о том, что «одна-две партии, и этого достаточно для нашей республики», – это, скажем так, сигнал всем политическим силам, которые не будут договариваться с «Единой Осетией», что возможность их участия в выборах может быть ограничена.

Нана Плиева: Это осмысленная стратегия президента, как вы считаете?

Давид Санакоев: Думаю, да. Потому что, например, за один год сделать очень многое и результативное, конечно, сложно. Но, несомненно, многие сторонники Анатолия Бибилова и члены его партии, все те, кто пошел за лозунгами, выдвигаемыми этой партией, с самого начала, как только эта партия организовалась, его лозунгом было вхождение в состав России. На сегодняшний день пока что этот основной лозунг, притом, что этой партией было предпринято несколько разных стратегических и тактических шагов, каждый раз заявляется о том, что кто-то мешает этому процессу. На сегодняшний день этому процессу никто не мешает. Даже, я помню, в 2017 году собирался политсовет нашего государства, где и президент – тогда еще Леонид Тибилов, и спикер парламента Анатолий Бибилов подписывали некий документ, в котором говорилось о сроках проведения референдума по вопросу вхождения в состав Российской Федерации. Конечно, мы со стороны президента услышали какие-то объяснения, почему этого не произошло и почему вопрос вхождения в состав Российской Федерации сейчас на какое-то время откладывается, однако же ожидания людей, которые выбрали президента в Южной Осетии, в расчет не ставились даже в этом вопросе. Поэтому я думаю, что здесь, конечно, ситуация будет однозначная, не совсем легкая для партии большинства в этом вопросе, и думаю, что те политические силы, которые смогут завладеть умами и сердцами наших избирателей, также могут принять довольно значимое участие в этих процессах.

Нана Плиева: Болевой точкой все это время остается Ленингорский район, но справедливости ради нужно заметить, что он был таковым и при президенте Тибилове – это и уголовное преследование известной гражданской активистки Тамары Меаракишвили по статье о клевете на правящую партию, на ее региональное отделение, и дело Татунашвили, до этого история с (Давидом) Башарули… Есть у президента Бибилова стратегия в отношении этого района? Если да, то в чем она заключается?

Юрий Вазагов: На самом деле, проблемным он будет оставаться еще долгое время, потому что решить проблемы Ленингорского района в одночасье практически невозможно. Более того, в течение почти десяти лет после возвращения района под юрисдикцию Южной Осетии эти проблемы особо и не решались. Так что сейчас есть попытки как-то ускорить процесс интеграции района с основной территорией республики, как-то связать по самым разным направлениям разные сфера района с остальными структурами и сферами Южной Осетии, но каких-то быстрых результатов, разумеется, ожидать не стоит. Тем более, ситуация там достаточно щекотливая и напрямую связана с внешней политикой, и очень многое тут зависит от того, удастся ли повысить социально-экономические показатели в районе, уровень жизни населения. Соответственно, потом уже можно будет говорить о том, насколько там настроения меняются.

Нана Плиева: Ленингорцы говорят о том, что перед каждыми выборами к ним приезжают политики, раздают обещания, и на следующей день после этих выборов о них все забывают. И Анатолий Бибилов критиковал предыдущие власти и давал обещания жителям этого района. Он их выполнил?

Юрий Вазагов: Насколько мне известно, те заявления, которые он делал относительно района, были достаточно однозначными: что та совершенно непонятная ситуация, которая там сложилась на протяжении десяти лет, не может продолжаться вечно, и ни в какой нормальной стране мира не будут терпеть ту критическую ситуацию, которая там сохраняется.

Нана Плиева: Что вы имеете в виду?

Юрий Вазагов: Когда люди фактически живут на две страны и получают повсюду и зарплаты, и пенсии, т.е. кочующее население не существует в нормальном государстве. Нужно выстраивать какие-то более прозрачные схемы, как-то более структурировать те процессы, которые там происходят. В противном случае ситуация может перейти в достаточно непредсказуемое русло в случае каких-то внешнеполитических осложнений.

Нана Плиева: Т.е. это означает, что их поставят перед выбором – ездить к родственникам в Грузию или не выезжать из Ленингорского района?

Юрий Вазагов: Обсуждаются самые разные варианты этой ситуации. Там допускается введение такого формата, как вид на жительство, т.е. опять-таки варианты могут быть самыми разными, но в любом случае нынешние власти, в отличие от предыдущих, не собираются и дальше сквозь пальцы смотреть на достаточно неправовую ситуацию, т.е. ситуацию вне правового русла, которая там сложилась.

Нана Плиева: Несостоятельными считает действия нынешних властей в отношении района экс-президент Южной Осетии Эдуард Кокойты, который заявил следующее: «Грузины, которые проживают на территории Ленингорского района, – это граждане Южной Осетии. Каждый президент, каждый чиновник обязан соблюдать нормы Конституции и права, это наши граждане, мы обязаны их отстаивать». Кокойты ездил в Ленингорский район сразу после войны, он давал людям гарантии неприкосновенности. Почему не удается выработать единую, последовательную политику в отношении Ленингорского района, почему каждая власть трактует ее по-своему?

Давид Санакоев: Наверное, одной из основных причин является отсутствие целостной программы по Ленингорскому району, т.е. предпринимаются отдельные шаги, но это только отдельные шаги. Я могу сказать о том, что каждый из руководителей, политиков, политических сил, которые приезжают, и не только в Ленингорский район, дают массу обещаний, которые обычно превышают тот лимит возможностей, который могут себе позволить реализовать те или иные политики, но для того, чтобы набрать побольше голосов, они это делали. Конечно, я думаю, что те, о ком вы сказали – и нынешние, и предыдущие власти, – приезжая в Ленингорский район, давали обещания, которые не могли выполнить. Ожидания у граждан Ленингорского района довольно-таки большие. Я думаю, что с каждым разом их мнение меняется очень сильно, но надежда все же остается. Мы общаемся и с представителями, проживающими и в Ленингорском районе, и в других, и все же, как бы мы ни говорили о том, что их ожидания всегда оказываются обманутыми, все же надежда у них остается на то, что что-то изменится с очередными выборами или с принятием тех или иных важных решений. Я надеюсь, что те ошибки, которые были допущены всеми руководителями нашей республики на протяжении последних лет, все же будут учтены, но это надо было делать уже вчера, и на долгое раскачивание у нас времени нет. По данным вопросам, скорее всего, необходимо принимать быстрые, эффективные решения, но пока что мы результатов по этим решениям не видим, поэтому довольно сложно говорить, что будет в последующем. Но я все же продолжаю надеяться на то, что нынешние власти как раз таки соберут все эти ошибки, проведут работу над ними и будут исправлять ситуацию, в том числе, и в Ленингорском районе. Я могу вам сказать еще и другое: на сегодняшний день необходимо говорить также о том, что у нас в правительстве пока что не назначены заместители председателя правительства, которые должны были быть назначены по Конституции, и это осложняет работу правительства, в том числе.

Нана Плиева: Подводя итог нашей дискуссии, Юрий Вазагов, что вы назовете главным достижением югоосетинского президента за прошедший год?

Юрий Вазагов: Основных достижений можно назвать несколько. Можно привести в пример заметную активизацию внешней политики, т.е. такой внешней политики, по крайней мере, на протяжении последних десяти лет, у нас не велось после признания – это и визит в Республику Сербскую, и в другие страны, в том числе, по линии Министерства иностранных дел, и, соответственно, это касается деятельности самого президента. Второе основное достижение – это увеличение собственных доходов республики, причем больше не за счет увеличения налогов, а за счет наведения порядка по части администрирования налогов. И, наконец, принципиально новая социальная политика со стороны властей, которая направлена на большую поддержку социально незащищенных слоев населения. Причем механизмы там самые разные – начиная от увеличения пособий до развития каких-то благотворительных форм помощи и поддержки.

Нана Плиева: Давид Санакоев, что не получилось у Анатолия Бибилова?

Давид Санакоев: Я думаю, что главным вызовом для сегодняшней власти является то, что они пока не перешли от пиар-акций к реальным делам, потому что экономика у нас остается на таком же уровне, на котором была. То, что у нас доходы увеличились, – это за счет улучшения администрирования, но для того, чтобы мы говорили об улучшении экономики, мы должны как раз говорить о таких показателях как ВВП, безработица и еще о ряде других показателей, о которых сложно пока говорить. Второй момент заключается в том, что на сегодняшний день основной задачей является внутренняя экономика, как я уже сказал, и не ухудшить отношения с нашими партнерами, и работать над тем, чтобы они становились все прочнее. В связи с рядом шагов, которые были сделаны нынешними властями, я думаю, есть определенные вопросы и со стороны наших партнеров, поэтому я думаю, что как раз больше внимания нужно уделить именно этому. Конечно, необходимо предпринимать шаги в области пиара, но я думаю, что реальные шаги больше будут говорить о достижениях и во внешней, и во внутренней политике.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG