Accessibility links

Югоосетинская неделя: малый бизнес – развивать, с Крымом – торговать, границу – передвинуть


На этой неделе в Южную Осетию приезжал президент Торгово-промышленной палаты Республики Крым Артем Мальцев. Итогом этого визита стало подписание соглашения о сотрудничестве между торговыми палатами Южной Осетии и Республики Крым. Оно предусматривает взаимодействие в сфере сельского хозяйства, туризма и банковском секторе, а также продвижение товаров собственного производства на рынках сотрудничающих сторон.

По этому соглашению, уточнил президент ТПП Южной Осетии Алан Алборов, в Крыму планируется открыть фирменные магазины с продукцией югоосетинских предпринимателей, «а также провести там выставки наших товаров». Каких конкретно товаров? Этим вопросом заинтересовалась моя коллега Ирина Келехсаева. Что, собственно, Южная Осетия может предложить крымчанам и чем заполнить полки фирменных магазинов? Вот что ей ответил на этот вопрос югоосетинский предприниматель Владимир Босиков:

«А у нас ничего нет. Что мы еще можем вывозить? Ничего, только воду. В данный момент у нас нет экспортно-ориентированных продуктов, никаких, которые были бы конкурентоспособны на российском рынке. У нас ничего практически не производится, единственное производство – это мясоперерабатывающая компания «Растдон», но таких заводов по всей России валом, и в чем конкурентное преимущество, я его не вижу».

Скачать

При этом, подчеркивает Владимир Босиков, «вода уже идет в Крым беспрепятственно», то есть и без этого соглашения. Тогда возникает другой вопрос: зачем вообще это соглашение, какой в нем смысл?

Мне представляется, смысл такой. В России югоосетинским товаром может быть любой, который оформлен по документам как югоосетинский. Любой товар в любом количестве. Кроме того, почему мы решили, что речь идет о розничной торговле? Может, это будут фирменные оптовые магазины. Возможно, в этой истории главное не номенклатура товара, а разница в платежах, налогах и таможенных сборах между российскими юридическими лицами и так называемыми фирменными магазинами Южной Осетии.

Если окажется, что разница существенная, представляете, сколько под эту тему можно в Южной Осетии зарегистрировать юридических лиц из Крыма, причем таких, которые будут платить налоги в республиканский бюджет? Это, конечно, фантазии, но, очевидно, это сотрудничество может быть реализовано в самых разных вариантах, от белого до серого или даже темно-серого. В принципе, это возможности, которые Южной Осетии дает ее статус независимого дружественного государства.

В среду, 20 июня, парламент Южной Осетии принял государственную программу поддержки малого предпринимательства в РЮО на 2018 год. На ее реализацию республика ежегодно будет выделять 2% собственных доходов. В этом году на эти цели пойдет 20 миллионов рублей.

По словам заместителя министра экономического развития Роина Козаева, программа предполагает льготное (под 5%) кредитование малого бизнеса сроком на три года. Причем первый год заемщик выплачивает лишь проценты, а погашение основного кредита начинается со второго. Говорит Роин Козаев:

«В законе предусмотрено кредитование до одного миллиона рублей индивидуальных предпринимателей и до полутора миллионов – юридических лиц – обществ с ограниченной ответственностью, крестьянско-фермерских хозяйств и так далее. Если кредит до четырехсот тысяч рублей, то для его получения достаточно двух поручителей. Если кредит превышает эту сумму, то уже необходим залог. Это может быть недвижимость. Таково требование банка. Что до нас, то мы готовы были передавать эти деньги без залогов и поручителей, но у банка есть свои требования, свои претензии, поэтому пока будет так».

На этом же заседании в среду парламент создал специальную комиссию по вопросам делимитации и демаркации границы с Грузией, чтобы «исключить отчуждение югоосетинских территорий». По словам вице-спикера Руслана Тедеева, поводом для создания комиссии стали жалобы жителей приграничного села Цнелис, у которых при обозначении границы часть села осталась за пределами Южной Осетии.

Депутаты считают более справедливой административную карту 1936 года, по которой и земельные угодья осетинских селений, и приграничные залежи талька и мрамора – все это находилось на территории югоосетинской автономии. Российские пограничники тянут забор по карте 1984 года – то есть по последней административной карте, предшествовавшей развалу СССР, с чем депутаты категорически не согласны.

Но вся проблема в том, считает российский политолог Владимир Новиков, что ничего не остается кроме слепого следования траектории, обозначенной на советских картах именно 1984 года. По картам этого года разваливался Советский Союз. По ней Грузинская ССР вышла из СССР, а югоосетинская автономия осталась в составе Союза (что предусматривал советский закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» от 3 апреля 1990 года), после чего и возникла необходимость уточнения государственно-правовых отношений между Грузией и Южной Осетией. Говорит Владимир Новиков:

«Мы должны понимать, что если все произошло на основании международного и советского законодательств, существовавших в 1991 году, то должны быть признаны административные границы, какими бы они ни были. Мы понимаем, что эти границы рисовались кое-как, но какими бы они абсурдными ни были, мы должны их признать и проводить делимитацию по старым картам. А их приведение в нормальное состояние – это уже вопрос дальнейшего политического урегулирования, которое, к сожалению, займет не один десяток лет. А если мы сейчас начнем трогать эти границы, то мы бьем по легитимности этой границы, создаем поводы для обвинений в оккупации».

Понятно, что не Южная Осетия проводит демаркацию границы, а Россия. Маленькая республика самостоятельно, основываясь исключительно на своей военной силе и политической воле, этот проект реализовать бы не смогла. Но для России принципиально важно, чтобы граница прошла по советским картам 1984 года, ювелирно, один в один. Важно как аргумент в пользу легитимности процесса, оформленного Верховным Советом СССР в рамках закона и запущенного в 1990 году.

Таким образом Москва отвечает на упреки Тбилиси в оккупации ее территорий. Но парламент, по сути, заявил о своем несогласии с этой политикой и о своем намерении пересмотреть границу. То есть парламентская комиссию должна определить, где пройдет забор, а Россия должна обеспечить выполнение воли югоосетинского парламента. Получается именно так, потому что своими силами Южной Осетии эту задачу не решить.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG