Accessibility links

Грузия 2018: западный фронт


С избранием президентом Грузии Саломе Зурабишвили европейский трек станет еще более актуальным

Внутриполитические события в Грузии прямо отражаются на внешнеполитическом поле – крайняя полярность мнений в стране беспокоит НАТО. Эту мысль донес до руководства страны спецпредставитель генсека Североатлантического альянса по странам Южного Кавказа и Центральной Азии.

Побывавший в Тбилиси накануне инаугурации пятого президента, Джеймс Аппатурай поделился, о чем шла речь на встречах с властями, оппозицией и главой государства:

«Мы говорили о вопросах, связанных с безопасностью Черного моря, бордеризации, которую осуществляет Россия в этой стране. Самое главное, что она (Зурабишвили) обязуется разрешить ситуацию с политическим противостоянием и работать для всеобъемлющей политической дискуссии в этой стране. Это то, что альянс будет особенно приветствовать».

Грузия 2018: западный фронт
please wait

No media source currently available

0:00 0:18:51 0:00
Скачать

Тема евроатлантических устремлений для Тбилиси имеет первостепенное значение – власти страны не устают повторять, что членство в НАТО – главная цель, и не устают предлагать Брюсселю новые формы сотрудничества. В частности, расширить уже существующий в стране американо-грузинский учебный центр. С инициативой выступил министр обороны Леван Изория на заседании комиссии НАТО-Грузия на уровне министров обороны в Брюсселе. Произошло это в октябре 2018 года. На двухдневном министериале обсуждали вопросы безопасности Черного моря, нестабильную ситуацию на Ближнем Востоке и в Африке и наступательную политику России (). Как заявил генсек альянса Йенс Столтенберг, спустя десять лет после основания комиссии НАТО-Грузия, а она была создана после августовской войны, альянс остается верен своим обещаниям:

«Мы обсудили, как мы можем развивать наше сотрудничество. На нашем саммите в июле лидеры (стран НАТО) вновь подтвердили, что Грузия присоединится к альянсу. Это соответствует нашему решению на саммите в Бухаресте в 2008 году. Дверь НАТО остается открытой. Сегодня союзники также заявили о своей полной поддержке суверенитета, безопасности и территориальной целостности Грузии. Мы призываем Россию прекратить признание Абхазии и Южной Осетии и вывести свои войска из этих регионов Грузии».

Саммит, о котором упомянул Столтенберг, был сложным. В частности, президент США Дональд Трамп выступил с открытой критикой европейских партнеров альянса. Так что грузинский вопрос явно не был первостепенным. И ни МАР, ни какого-либо особого пакета Грузии не предложили. Но тем не менее сам факт присутствия Грузии на саммите в Тбилиси посчитали позитивным шагом.

Тем более что главный герой саммита – Дональд Трамп – пусть и коротко, но лестно отозвался о грузинской делегации. «Они здесь оставили очень хорошее впечатление», – заявил глава Белого дома. Правда, вслед за этим также предельно кратко обозначил шансы вступления Грузии в НАТО:​

«В определенное время у них будет шанс, но не сейчас».

Премьер-министр Грузии Мамука Бахтадзе, в свою очередь, после встречи с генсеком Столтенбергом постарался максимально осторожно обрисовать позицию Тбилиси:

«Я бы хотел подчеркнуть, что членство Грузии в НАТО не ставит целью быть против кого-то. Это сделает регион сильнее, безопаснее и более предсказуемым. Грузия – независимая страна, и мы принимаем решения сами». Как отметил господин Столтенберг, решения в НАТО принимаются на основе консенсуса. Это значит, что Грузия и 29 стран должны принять решение, когда Грузия станет членом НАТО».

«Когда?» – ключевой вопрос евроатлантической политики Грузии. Приблизить это «когда» Мамука Бахтадзе постарался в сентябре. Выступая с трибуны Генассамблеи ООН, грузинский премьер попытался обратить внимание мирового сообщества на главную проблему своей страны:

«25 лет назад в этот день началась оккупация исторической части Грузии, что стало тяжелейшим испытанием для вновь восстановленной государственности Грузии. 10 лет назад Российская Федерация осуществила еще одну широкомасштабную агрессию против моей страны. Затем последовала полномасштабная оккупация двух исторических и неотделимых частей Грузии – Абхазии и Цхинвальского региона… Обращаюсь к Российской Федерации: «Выполните взятые и подписанные вами международные обязательства и выведите ваши войска с территорий Грузии».

Оппозиция, правда, усилия главы правительства не оценила. Представитель «Европейской Грузии» Гига Бокерия назвал выступление премьера «беззубым» и посоветовал в будущем брать пример с того же президента Украины, призвавшего к новым санкциям в отношении России:

«После многомесячной критики премьер-министр наконец-то в своем выступлении упомянул «список Отхозория-Татунашвили», но в неправильном контексте. Российскую агрессию Грузия всегда должна включать в контекст международной опасности. Это было неподготовленное выступление с неправильным подходом, несмотря на этот позитив».

В Москве тоже считают подход Тбилиси неправильным. Правда, в совершенно другом контексте. Замминистра иностранных дел России и по совместительству главный переговорщик Москвы по Грузии – Григорий Карасин прямо предупредил, что «процесс нормализации грузино-российских отношений находится под угрозой». Причиной Карасин назвал нежелание Тбилиси восстанавливать дипломатические отношения, а также стремление стать членом НАТО.

Впрочем, пока Грузию в альянс не принимают. Но это не мешает Тбилиси все больше интегрироваться в евроатлантическую семью. В сентябре в столице Грузии открыли первую европейскую школу Восточного партнерства. В ней будут обучаться старшеклассники из шести стран, входящих в это самое Восточное партнерство, – Грузии, Азербайджана, Армении, Беларуси, Украины и Молдовы. Ради такого случая Тбилиси посетил еврокомиссар Йоханнес Хан:

«Мы – «мягкая сила», потому что заботимся о квалификации, навыках, обучении наших людей, вот что мы делаем. Другие экспортируют то, что могут создавать. Мы же экспортируем нашу готовность инвестировать в образование, квалификацию и модернизацию молодежи».

В другом экспорте – экспорте «нестабильности» – власти обвинили бывшего президента Саакашвили. История с гражданами Украины, задержанными в Тбилиси по подозрению в организации беспорядков в условиях ситуации с президентскими выборами, похоже, далека от завершения. Пока украинские добровольцы остаются под стражей. Они обвиняются в незаконном хранении оружия. У следствия есть подозрения, что бывшие бойцы батальона «Донбасс» могут быть связаны с оппозиционным «Нацдвижением» и его лидером Михаилом Саакашвили.

Глава МВД Георгий Гахария подтвердил подозрения:

«Исходя из чувствительности политических процессов, связанных с выборами, конечно, есть подозрения. Судя по их заявлениям, в том числе во время допроса, присутствия на разных акциях, в том числе в Тбилиси, – такое подозрение есть. Но сегодня это только подозрение. Идет расследование по определению мотива. А как факт у нас есть изъятое огнестрельное оружие».

А вот украинский депутат Семен Семенченко, которого от ареста спас дипломатический паспорт, категорически опровергает распространившуюся информацию, что он, как и его бывшие соратники, действовал по указу Михаила Саакашвили, который после второго тура и поражения кандидата в президенты от его партии «Нацдвижение» призывал к массовому неповиновению:

«Мы занимаемся политикой в Украине, мы не лезем в проблемы Грузии, и я очень сильно ошарашен, что украинских граждан сейчас пытаются втянуть во внутриполитические интриги».

Впрочем, украинская интрига для Грузии не ограничивается Михаилом Саакашвили. Вопрос автокефалии Украинской православной церкви стал камнем преткновения для грузинской патриархии. Собравшиеся под занавес 2018 года на Священный синод церковные иерархи к общему мнению в итоге не пришли, решив дождаться обнародования Томоса Вселенского патриарха Варфоломея, которое назначено на 6 января. При этом, согласно скупым комментариям священнослужителей, точка зрения сторонников автокефалии для Украины побеждает. В частности, об этом заявил митрополит Чкондидский Петре (Цаава):

«Синод решил дождаться обнародования Томоса (указ предстоятеля поместной православной церкви по важному вопросу церковного устройства) и принять решение на следующем собрании. Церковь поддержит любое справедливое решение и правильные требования украинского народа. Естественно, были разные мнения, но мы договоримся».

Правда, договоренность в пользу УПЦ может стоить ГПЦ отношений с Московским патриархатом. РПЦ по-прежнему официально признает за Грузинской церковью территории Абхазии и Южной Осетии, и в случае если ГПЦ поддержит Варфоломея, Московский патриархат может последовать примеру светских властей России – признать автокефалию местных церковных организаций, которые сегодня не признаются ни одной поместной церковью. Но, по мнению теолога Гурама Лурсманашвили, такой вариант невыгоден в первую очередь самой Русской православной церкви:

«Последней возможностью для манипулирования нами осталось то, что Россия – «единоверец». И если они признают автокефалию, например, абхазской церкви, то таким образом разрушат образ брата-«единоверца». Так что если они пойдут на это, то спилят сук, на котором сидят».

Главная причина того, что ГПЦ тянет с решением, по мнению специалистов, в том, что украинская автокефалия в любом случае создаст прецедент, на основе которого Константинополь в будущем, возможно, признает автокефалию той же абхазской церкви. Тем более что Вселенский патриарх Варфоломей в 2012 году уже встречался с главой самопровозглашенной Священной митрополии Абхазии Дорофеем Дбаром, причем без согласования с Илией Вторым.

Украинская тема в 2018 году для Грузии по многим моментам была в приоритете. К слову, страны обоюдно отказались от использования загранпаспортов. А схожесть проблем с Россией создала некую общую повестку. И «Керченский кризис» не мог оставить Тбилиси равнодушным. Тем более что в контексте последнего акта российской агрессии против Украины, а именно так оценили на Западе события в Керченском проливе, в НАТО вспомнили и про грузинскую проблему. Причем на уровне госсекретаря США.

«Россия не признает свободное международное сотрудничество и западные ценности, более того, она заглушила голос оппозиции внутри страны, вторглась в Грузию и Украину. Москва также использовала боевое отравляющее вещество в Европе и неоднократно нарушала Конвенцию о запрещении химического оружия», – заявил Майк Помпео.

И хотя многие скептики отмечают, что дальше заявлений дело не пошло, министр обороны Леван Изория считает иначе: у Грузии на этом направлении все хорошо – оборонный потенциал, не без помощи западных партнеров и в первую очередь США, растет:

«Проведение реформ отразилось в выполнении одного из главных требований НАТО. В частности, 2% ВВП нашей страны направлено в оборонный бюджет, а уже из них 20% – на закупку основных вооружений. Немногие страны-члены НАТО могут удовлетворить это требование. Соответственно, мы, как страна-партнер, являемся примерной по проведенным реформам».

По словам министра, за минувший год построен не имеющий аналогов в регионе центр боевой подготовки, где грузинские военные вместе с коллегами из других стран повышают квалификацию. Леван Изория уверен: программы, осуществляемые под его чутким руководством, помогут вооруженным силам страны стать настолько сильными, чтобы потенциальный агрессор осознавал, что в случае нападения получит адекватный ответ:

«Что ему это будет стоить больших политических и военных расходов. Еще один важный принцип – принцип территориальной обороны, который предполагает, что в случае военной агрессии агрессор должен быть остановлен военным путем. Следовательно, наш план национальной обороны должен быть адекватным в направлении оперативных требований к гибридным угрозам».

Определенные успехи действительно есть, согласен главный редактор журнала «Арсенали» Ираклий Аладашвили. В частности, по мнению специалиста, нынешнее руководство Минобороны двигается в правильном направлении по части концепции резервной службы:

«Те люди, которые уже проходили военную службу, будут приписаны к батальонам и будут там обучаться. Это первое. Есть еще территориальный резерв – это те люди, которые, например, не проходили военную службу, но зато хорошо знают свою территорию, местность, свою деревню, город и т.д. И еще есть третий резерв – это резерв профессионалов. Это тот же 60-летний профессор или 18-летний юноша, но зато уже хакер, которые хорошо разбираются в своем деле. Например, тот же 18-летний хакер, если что, кибербезопасность будет обеспечивать, а 60-70-летний профессор хорошо будет знать, хотя бы теоретически, как взорвать туннель или мост».

Готовность к тотальной обороне – это хорошо, но осуществить все эти реформы без финансовой помощи союзников было бы невозможно. И главным спонсором являются Соединенные Штаты. И именно вопросам безопасности был посвящен первый официальный визит грузинского премьера Мамуки Бахтадзе в США, где в Белом доме он встретился с советником президента Трампа по национальной безопасности Джоном Болтоном:

«Мы говорили о вызовах, стоящих перед Грузией, – о российской оккупации, о роли, которую играют США для того, чтобы мы совместными силами смогли преодолеть эти вызовы в Грузии. В то же время мы говорили о ситуации в регионе, и в этом смысле вызовы возрастают. Затронули и экономические вопросы. Укрепление наших экономических отношений очень важно. В этом направлении у грузинского правительства есть конкретный план, с которым мы ознакомили господина Болтона. У нас есть полная поддержка, и в этом направлении есть большой потенциал, который совместными усилиями мы обязательно должны использовать».

Ответный визит советника президента США пришелся аккурат на канун второго тура президентских выборов. Проведя встречи с властями, оппозицией и гражданским сектором, Джон Болтон заверил: Вашингтон и дальше будет поддерживать Грузию, но также дал понять, что каких-либо дополнительных шагов по части наказания России за оккупацию грузинских территорий ждать не стоит:

«США уже установили целый ряд санкций в отношении России. Часть санкций установлена после российско-грузинской войны 2008 года, когда произошла оккупация грузинских территорий – Южной Осетии и Абхазии».

В 2018 году Грузия потеряла своего главного лоббиста в американском Сенате. Сообщение о смерти Джона Маккейна спровоцировало стихийный митинг в центре Тбилиси. Имя политика было выложено свечами, площадь перед зданием парламента – заполнена людьми с американскими и грузинскими флагами. Политик, произнесший в августе 2008 года знаменитую фразу «сегодня все мы – грузины», сделал немало для того, чтобы тема оккупации грузинских территорий не ушла с повестки дня США и мирового сообщества. Благодарность отразилась в ответном лозунге: «сегодня вся Грузия – Джон Маккейн!», а четвертый президент Грузии Георгий Маргвелашвили назвал сенатора-республиканца ни много ни мало «национальным героем Грузии»:

«От лица грузинского народа и от своего имени выражаю искренние соболезнования в связи с кончиной сенатора Джона Маккейна. Грузинский народ потерял большого друга, который всегда стоял рядом с нашей страной. Еще при жизни Джон Маккейн стал символом патриотизма, самопожертвования, борца за правду и ценности. Его заслуги перед Грузией неоценимы. Его поддержка в самые трудные и сложные для нашей страны времена бесценна. Под его руководством и при его непосредственном участии было осуществлено несколько инициатив, направленных на укрепление и усиление грузинского государства. Имя Джона Маккейна навсегда останется в истории человечества».

Впрочем, на американском треке не обошлось и без скандала. Публикация влиятельного американского издания Foreign Policy о том, что Бидзина Иванишвили блокирует кандидатуру дипломата Бриджит Бринк на пост посла Соединенных Штатов в Грузии за ее якобы симпатии к экс-президенту Саакашвили, вызвала большой ажиотаж в грузинском обществе. Представители неправительственного сектора тут же обвинили власти в том, что они играют в опасные игры. Такой демарш, основанный на прихоти одного человека, по мнению вице-президента НПО «Атлантический совет – Грузия» Бату Кутелия, может стоить стране очень дорого:

«Соединенные Штаты Америки являются нашим главным стратегическим партнером. И от наших отношений зависит демократическое строительство нашего государства, движение вперед, безопасность нашей страны. Очень часто США помогали нам не отклониться от правильного пути. И все это может оказаться под вопросом. Этот случай является симптоматичным. Когда «Грузинская мечта» внесла поправки в Конституцию, консолидировав власть в своих руках, – это было явным признаком того, что Грузия пошла по неправильному вектору развития, и оценки итогов президентских выборов это подтверждают. История знает такие случаи, когда формальные или неформальные правители использовали демократические процессы в своих личных интересах, но это всегда плохо заканчивалось для страны. И я бы очень не хотел, чтобы Грузия пошла по этому пути, так как осложнение отношений с Соединенными Штатами очень плохо отразится на безопасности и благополучии наших граждан».

В правящей партии обвинения отвергли, заявив, что реальная причина ажиотажа – попытка бывшего лидера нации вернуть актуальность своей персоне.

Тем временем для Грузии, наряду с НАТО, актуальным остается и европейское направление. В десятую годовщину августовской войны поддержать Тбилиси, как и в 2008-м, приехали представители ЕС. Правда, на этот раз не президенты, но политический десант все же внушительный. Министры иностранных дел Польши, Литвы и Латвии вместе с вице-премьером Украины приняли участие в мероприятиях, приуроченных к трагической дате начала августовской войны.

С избранием президентом Грузии Саломе Зурабишвили европейский трек станет еще более актуальным, считают наблюдатели. В частности, первый визит глава государства совершит вовсе не в Вашингтон:

«Никто не удивится, что мой первый визит будет в Европу, в частности, в Брюссель, Берлин, Париж и Литву, женщина-президент которой первой поздравила меня с тем, что я стала президентом».

Но, несмотря на поддержку ЕС и возможные новые перспективы, проблемы остаются. В частности, отчет о выполнении соглашения об ассоциации Грузии с ЕС за авторством латвийского депутата Андреса Мамыкинса вызвал серьезные баталии на грузинской и европейской политических аренах. А за большое количество нелегальных мигрантов, с упрощением визового режима хлынувших в Европу, Тбилиси получил серьезный выговор.

Но правительство все же настроено позитивно: с некоторыми странами ЕС Грузия договорилась о трудовой миграции. Пусть и небольшой, но приятный подарок под занавес 2018 года.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG