Accessibility links

Итоги недели: дорогу открыли, куратора сменили, мальчика выдумали


Главная политическая новость недели – смена кураторов. В понедельник российские ленты распространили новость о том, что подал в отставку помощник президента России Владислав Сурков, который был главным куратором Южной Осетии с 2013 года.

Через два дня – в среду, появилась другая информация: от правительства взаимодействие с Южной Осетией будет контролировать вице-премьер Марат Хуснуллин. Он будет курировать развитие Крыма и Калининградской области, а также сотрудничество с Абхазией и Южной Осетией, координировать реализацию инфраструктурных проектов. Теоретически схема курирования выглядит следующим образом. Экономическим блоком Южной Осетии занимается правительство, эта задача прямо указывается в функционале одного из вице-премьеров. Политические взаимоотношения с республиками - в ведении администрации президента. До недавнего времени политику Кремля в отношении Абхазии и Южной Осетии курировал помощник президента России Владислав Сурков, взаимодействие с республиками входит в функционал Управления президента Российской Федерации по приграничному сотрудничеству. Но это все теоретически, согласно штатному расписанию. А по факту нередко возникает ощущение неразберихи. В самом деле, если АП курирует только политику, то почему Сурков обещал Южной Осетии дать деньги на развитие бизнеса, подключить российские банки и т.п.

Итоги недели: дорогу открыли, куратора сменили, мальчика выдумали
please wait

No media source currently available

0:00 0:11:42 0:00
Скачать

Как говорят источники «Эха Кавказа», главным по направлению назначается человек, который, по мнению президента, может решить некую поставленную задачу. То есть сначала задача, потом человек, который подбирается под ее решение. Он и становится центром принятия решений. При этом непринципиально, где он сидит – в правительстве или АП, совпадает ли его должность, круг прописанных обязанностей с реальным влиянием.

Сначала главным по РЮО был Александр Хлопонин. Правда, он совмещал две должности – вице-премьера и полпреда президента в СКФО. После него куратором от правительства назначили вице-премьера по строительству и региональному развитию Виталия Мутко, но главным по направлению был уже не он, а Владислав Сурков. Кто будет теперь, говорят эксперты, станет окончательно ясно после назначения куратора от АП, но, судя по всему, это вице-премьер Марат Хуснуллин.

Российский экономист Александр Караваев считает, что с экономической точки зрения это кадровое решение необъяснимо:

«Он же ведь никогда не был связан с этой тематикой вообще. То есть это решение чисто управленческое, связанное с какими-то потоками денег. Если бы, допустим, сказали, что Дмитрий Козак берет на себя все функции, которые были у Суркова, это было бы в логике понятной. Иными словами, вот есть человек, его карьерный рост на протяжении двух десятилетий был связан с территориями спорно-конфликтными, где сложность управления и политическая, и экономическая, где мало денег и много проблем. Да, это Козак, понятно, что он на этом собаку съел. Но ведь этот же не Козак!

– Тогда зачем ставят Марата Хуснуллина?

– Я не знаю. Мне кажется, что логика здесь, прежде всего, в том, чтобы контролировать расходование средств.

– Еще один момент, на который хотелось бы обратить ваше внимание. РЮО почти всегда была как бы вшита в Северный Кавказ, я имею в виду и хлопонинский период, и во времена Министерства по делам Северного Кавказа, и даже до признания республики помощь Москвы шла через Северную Осетию. Но теперь Южная Осетия оказались в одном портфеле с Калининградской областью и Крымом. Какая здесь может быть логика?

– Трудно сказать, насколько в каждый период времени видна линия взаимосвязей с регионом, даже не экономических, но управленческих. Конечно, в целом, геоэкономически, Кавказ представляет собой единое целое, но подробить его по каким-то группам можно как угодно, лишь бы работало».

Новый куратор от правительства родился в Казани в 1966 году. С 2004 года был министром строительства, ЖКХ и архитектуры Татарстана. С 2010 года занимал должность заместителя мэра Москвы по вопросам строительства и строительной политики столицы, был членом городской комиссии по пресечению самостроев.

Понятно, что это должность, на которой необходим не экономист, а человек, способный урегулировать столкновения различных интересов, определять правила игры между девелоперскими компаниями, которые занимаются стройкой и развитием инфраструктуры в Москве, контролировать соблюдение ими этих правил. Возможно, эти качества были учтены при подборе кандидатуры на должность вице-премьера или, скажем так, для решения новых задач.

К другим темам. В среду у здания поселковой администрации Ленингора выстроилась очередь в 200-250 человек за пропусками на пересечение границы. По словам гражданской активистки Тамары Меаракишвили, приезжающих за пропусками всегда хватало, но в последнее время их стало особенно много:

«Каждую среду (в день приема) такие очереди там собираются. Из всех сел приезжают, не только грузинских, но и из Цинагура, Орчосана. Они тоже хотят через пункт пропуска «Синагур» выехать – у них тоже есть гражданство Грузии, у них, как и у нас, там тоже родственники, пенсии и многое другое».

Дело в том, что с открытием пункта пропуска «Синагур» возможность выехать в Грузию появилась и у жителей Цинагарской зоны. В 2013 года в ту пору глава района Вахтанг Джигкаев своим решением запретил цинагарцам выезд в Грузию. С тех пор «Раздахан» для них закрыт даже при наличии пропуска. Поэтому многие шли на хитрость – прописывались в Ленингоре и получали право на выезд.

На пропускном пункте «Синагур» таких ограничений нет. Поэтому с его открытием в Дзауском районе спрос на пропуски вырос в разы. Этой конкуренции явно не выдерживают старики. Не все из них успели получить пропуски к открытию. Власти это понимают, поэтому работа «Раздахана» все время корректируется. Сначала было объявлено, что он откроется на пять дней, потом на десять, а вчера сообщили, что на 13 дней – с 24 января по 6 февраля.

Среди тех, кто не получил пропуск, – инвалид Тристан Гогичашвили, он живет на грузинскую пенсию. Старик потерял зрение еще в советское время, когда спасал людей во время пожара на заводе в Рустави. Живет один. Пока граница была открыта, его навещали родные, он и сам ездил к ним. Теперь же он в беспомощном положении, без ухода и средств к существованию.

Это возмутительно еще и потому, что времени раздать старикам документы было предостаточно. Совет безопасности принял решение по грузинским пенсионерам еще 2 декабря прошлого года. Оно обязательно к исполнению органами исполнительной власти и было напрямую адресовано администрации Ленингорского района. Но районное начальство то ли не осилило этой титанической задачи, то ли, что называется, махнуло рукой и на Совбез. В результате получилось так, что власти республики несколько месяцев анонсировали акцию, а когда она наступила, оказались к ней не готовы.

На этой неделе власти отрапортовали об исполнении еще одного решения Совбеза от 2 декабря, по которому через «Раздахан» могут выезжать на лечение тяжело больные люди, нуждающиеся в высокотехнологической медицинской помощи. По установленной процедуре, решение на выезд должна давать специальная медкомиссия, в том числе и на основании медицинских заключений, сделанных в Тбилиси.

Вчера, по сообщению информагентства «Рес», шестилетнему мальчику – жителю Ленингора, страдающему заболеванием кожи, разрешили выехать в Грузию к врачам.

«Несмотря на сложную процедуру пропуска через пункт упрощенного пересечения «Раздахан», – говорится в сообщении, – власти Южной Осетии проявили гуманное отношение, так как принимаемые решения по границе не должны усложнять жизнь людей».

Похоже, это фейк. Ни сотрудники больницы, ни сотрудники администрации района в частных беседах не подтвердили эту новость. По их словам, никакого мальчика в эти дни через «Раздахан» не вывозили. Увы, говорит Тамара Меаракишвили, как и прежде, разрешение на выезд через «Раздахан» получают только экстренные больные:

«Выпускают только умирающих, от которых надо избавиться, чтобы здесь не умерли. На практике именно так выглядит их работа. А больные сахарным диабетом или онкологическими заболеваниями, но которые еще на ногах стоят, они, по мнению медкомиссии, не нуждаются в том, чтобы поехать на лечение в Тбилиси. Пока так. Для чего тогда существует эта комиссия, непонятно».

Впрочем, считает Меаракишвили, от медкомиссии мало что зависит, решение по больному принимают не врачи, а главные люди в районе:

«Здесь, по всему видно, один человек решает – это Спартак Дрияев. Как он хочет, как он говорит, так и будет. В четверг к нему обратилась супруга больного человека. В Тбилиси он перенес пять операций из-за онкологического заболевания, ему необходимо дальнейшее лечение, и у нее никак не получается вывезти мужа. Я не понимаю, почему с этой проблемой надо обращаться не к врачам, а к председателю регионального отделения партии, начальнику отдела по взаимодействию сельских и поселковых администраций? К чему это? Все сделали так, чтобы люди приходили к нему и умоляли: «Уважаемый Спартак…прошу вас… помогите...». А он чтобы издевался над ними, как хочет».

Все эти сложности с пересечением границы, с необходимостью переоформлять пропуски, эти новые правила их получения – это все власти придумали сами.

С грузинской стороны никаких нововведений нет. То есть Цхинвал своими руками создал для своих жителей проблемы, из-за которых их жизнь превратилась в кошмар. Просто представьте, что у вас за забором старенькие родители, они голодают, потому что уже полгода сидят без пенсий, они немощные, им тяжело без вашей помощи, без лекарств, а вы не можете им помочь, не можете к ним поехать или забрать их к себе. Представьте, что ваши дети не могут выехать в Грузию на учебу. Из-за прогулов, по существующим там правилам, их обучение из бесплатного становится платным, то есть превращается в тяжелое материальное бремя для семьи.

Представьте, что у вас рак. Вас вытащили с того света хирурги, операция прошла успешно, но теперь, чтобы выздороветь, вам периодически надо ездить на химиотерапию. Но вас не выпускают. Из Тбилиси звонят врачи, предупреждают, что, если вы немедленно не приедете, все лечение пойдет насмарку, и вы не выкарабкаетесь. Вы умоляете чиновников, но те с каменным лицом отвечают вам, что выпустить могут только экстренных больных.

Это нечто противоречащее здравому смыслу, элементарным представлениям о морали!

Представьте себе картину. 80-летний старик Дмитрий Мухашвили просит президента: «У меня острое урологическое заболевание, непроходимость, я мучаюсь от ужасных болей в животе, меня буквально разрывает. Отпусти меня, пожалуйста, в Тбилиси к моему врачу. Он в курсе моей болезни, он быстро избавит меня от мук. Президент отвечает отказом: «Мы и здесь можем вас обследовать и лечить».

Лукавство этого предложения в том, что не получится помочь несчастному старику. Как не получается обеспечить лекарствами свои больницы.

Пользователь сети из Цхинвала Владимир Ванеев пишет на своей странице в «Фейсбуке»: «Министр заявляет, что Минздрав максимально открыт для ответов на все возникающие вопросы! Вопрос: почему я, диабетик, не могу прокапаться вот уже семь месяцев? Семь месяцев в больнице твердят: нет лекарств! Кто врет, Минздрав или больница?»

Пользователь «Единство народа» так комментирует пост «Владимира Ванеева»: «Более того, в Инстаграм в статье «Спутник» было заявлено, что ситуация с лекарствами удовлетворительна, и была нехватка лишь 20-граммовых шприцов. Значит, пациентам умышленно отказывают в оказании помощи? Или куыд у са хабар?

Непонятно, в чем смысл этих издевательств, этих унижений, этих умерщвлений ни в чем не повинных людей.

За что, например, умертвили 70-летнего Шоту Дриаева? В чем была его вина? Старику всего-то было необходимо послеоперационное наблюдение и лечение в той же тбилисской клинике, где его прооперировали. Он не боролся за власть, не выступал с критикой режима. Он не просил денег, не требовал дорогостоящего лечения. Старик всего лишь просил выпустить его за шлагбаум.

Долго просил. И за него просил депутат Заза Дриаев – спикера парламента, министра здравоохранения, говорят, просил даже президента, но все отказали, и несчастный умер от абсцесса, по сути, сгнил заживо, в 20 минутах езды до того места, где ему подарили бы жизнь.

За что убили ни в чем не повинного старика? Никакие соображения безопасности, на которые ссылался президент в декабре на встрече с ленингорцами, не имеют к закрытию дороги никакого отношения и не могут быть оправданием.

Доказательство тому – пункт пропуска «Синагур», который открылся во второй половине декабря в Дзауском районе, причем как раз неподалеку от грузинского поста у селения Цнелис, из-за которого и закрыли границы.

А если не соображения безопасности, тогда в чем причина такой жестокости? Быть может, все дело в обиде на Москву, которая не вмешалась, не снесла грузинский пост у селения Цнелис, позволила за счет репутационных потерь для Анатолия Бибилова поднять рейтинг товарищу Гахария? Может, все из-за того, что президент иначе представлял себе роль сателлита и отношение к нему со стороны метрополии?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG