Accessibility links

Южная Осетия 2021: скандалы большие, малые, разные


2021-й год Южная Осетия встречала с бессрочной акцией протеста на площади. Мать и вдова замученного до смерти в застенках МВД Инала Джабиева требовали объективного расследования убийства 30-летнего парня, отца троих детей, но прежде – отставки генерального прокурора Урузмага Джагаева как ответственного за это преступление. Женщин и тех, кто не побоялся прийти и поддержать протест, пытались выдавить с площади силовики, но за протестующих заступились представители гражданского общества Северной и Южной Осетии, московской диаспоры.

Требования отставки генпрокурора поддержала парламентская оппозиция. Оппозиционные фракции «За справедливость», «Народная партия», «Ныхас» и Давид Санакоев вместе составляют 12 депутатов или более трети депутатского корпуса, то есть без них парламент не набирает кворум. Поэтому с сентября прошлого года они бойкотировали сессии, из-за чего не был принят закон о бюджете, и новый год республика встречала без утвержденного бюджета.

Президент на это ответил, что никаких требований не принимает и на уступки не пойдет. Вместо этого Бибилов взял в заложники бюджетников – перестал выплачивать зарплаты и пенсии. Якобы он бы и рад, но не имеет права, пока не принят бюджет. Это была ложь. Непринятый бюджет не является основанием для невыплат зарплат и пенсий. Бибилов и сам об этом не раз говорил, когда возглавлял оппозиционную фракцию и сам бойкотировал сессии.

В том же январе президент привозит в подмогу местному агитпропу пиарщика из Крыма по фамилии Веселовский, который тут же принялся клеймить всех, кто сочувствует протесту против произвола силовиков, «грузинятами и соросятами». По версии Веселовского, в Южной Осетии активизировались прогрузинские силы, они стремятся развалить республику, под их командованием действует группа оппозиционных депутатов. Родственников Инала Джабиева жаль, конечно, но и они не понимают, что ими манипулируют враги Южной Осетии. А депутаты от партии власти ему понимающе кивали и требовали «твердой руки».

«Эхо Кавказа» тогда узнало реакцию общества на старания нового пиарщика власти:

Замира: Это клевета, конечно. Какие грузины? Какой Запад? Это ужас! Даже представить себе такого не могу! Ситуация совершенно внутренняя, и разбираться в ней нужно внутри республики, не призывая никого извне. И если даже призывать, то уж точно не людей, которые совершенно далеки от наших проблем. Например, этот Веселовский. То, что он заявлял, мне вообще показалось оскорбительным. «Соросята, грузинята» – это что такое?!

please wait

No media source currently available

0:00 0:17:37 0:00

Тогда же, в январе, новый скандал. Заместитель министра обороны РЮО, человек из ближайшего окружения президента Сергей Кабисов едет на машине во Владикавказ и избивает российского журналиста Руслана Тотрова. Никакой случайности, никакого всплеска эмоций – действие преднамеренное. Кабисов вошел офис, заявил присутствовавшим: «я к нему», затем в нецензурной форме потребовал прекратить писать неправду о президенте Южной Осетии Анатолии Бибилове и со словами, «если не прекратишь, я тебя грохну», нанес удар. Тотрову потребовалась медицинская помощь.

Нападение осудили Союз журналистов России и руководство североосетинского парламента – не каждый день такое случается. В мае на имя Тотрова пришло письмо из МИДа, в котором внешнеполитическое ведомство России выразило озабоченность по поводу произошедшего и заверило, что дело у них на контроле.

Зато в Южной Осетии скандал как будто пропустили мимо ушей. Президент Бибилов не проронил ни слова. По мнению Руслана Тотрова, отсутствие реакции президента – тоже реакция:

«Для меня совершенно неудивительно, что президент Бибилов никак не отреагировал на действия своего подчиненного – заместителя министра обороны Кабисова, потому что это modus operandi для этой братии, ничего необычного не произошло. Это как убийцы Цкаева искренне считают, что они ничего из ряда вон выходящего не совершили, все было, как обычно, – просто работа. Но при этом, я полагаю, есть еще одна причина, почему Бибилов молчит и, наверное, будет молчать: он вполне может быть вдохновителем этого нападения. Да, я действительно так считаю, что прямое указание вполне могло исходить от Анатолия Бибилова».

Дело уже в Ленинском районном суде Владикавказа. Сергей Кабисов обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 144 УК РФ (воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста, соединенное с насилием над журналистом). Статья предусматривает лишение свободы на срок до шести лет.

В феврале происходит развязка истории с бойкотом оппозиционных депутатов. По указанию Анатолия Бибилова партия власти «Единая Осетия» и партия «Единство народа» проводят сессию без кворума (23 депутата) и принимают бюджет. Депутат Зита Бесаева в интервью «Эху Кавказа» назвала это мероприятие преступлением, за которое рано или поздно придется отвечать:

«Произошли события, которые внесли изменениями в структуру государства. По сути, у нас пропрезидентская фракция из 18 депутатов отменила регламент парламента и присвоила себе функции законодательного органа. Коллеги провели сессию без кворума, простым большинством приняли закон о бюджете на 2021 год, и, как я понимаю, намерены и дальше работать без кворума. Это неслыханно! По сути, это присвоение властных полномочий и преступление против государства».

В марте грянул скандал криминального свойства: контрабанда сигарет, к которой причастны высшие эшелоны власти.

18 марта в телеграм-канале «Абхазия-центр» появилась статья с говорящим названием «Сигаретный «контрабас» генерального прокурора Южной Осетии», подписанная неким Аланом Валиевым. В ней была подробно описана схема контрабандного трафика – из третьих стран в Южную Осетию, а затем из Южной Осетии в Россию. Указаны перечень подставных фирм, специализирующихся на незаконных перевозках, как осуществлялись расчеты, какие перечислялись суммы в рублях и долларах США с разбивкой по годам. Сообщалось даже содержание секретных переговоров контрабандистов с югоосетинским генеральным прокурором Урузмагом Джагаевым: какие условия выдвигали, на чем сошлись, как делили прибыль. До конца лета телеграмм-канал публиковал новые подробности этого трафика.

В том же марте происходит смена кураторских структур. Абхазию и Южную Осетию забирают у Управления по приграничному сотрудничеству, который возглавляет Алексей Филатов, и передают под кураторский присмотр Управления по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами. В чем смысл этого перехода, «Эху Кавказа» объяснил российский политолог Николай Силаев:

«Что касается перехода, то, по-моему, это возобновление обычного хода дел. В свое время Абхазия и Южная Осетия были выделены из Управления по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами по каким-то, скажем так, особым причинам. Потому что были кризисные выборы 2011 года, была вся эта долгая история с восстановлением Южной Осетии, и тогда отправили Голикову разбираться, ну и плюс передали это направление Суркову, как такому политическому тяжеловесу. Сейчас все возвращается к нормальному ходу дел... Что до управления по приграничному сотрудничеству, понятно, что они больше занимались Украиной, минскими переговорами и Донбассом, чем Абхазией и Южной Осетией. Для них переход южных республик в Управление по межрегиональным и культурным связям – это возможность сосредоточиться на своем отдельном, совершенно особом направлении. То есть это не умоляет управление Филатова».

Непосредственным куратором Южной Осети стал Виктор Шаргаев в чине заместителя главы управления – человек, знающий республику изнутри. Он возглавлял КГБ Южной Осетии с 2014 по 2017 годы. Не лучший поворот для местной бюрократии, которая привыкла спекулировать особой спецификой региона.

С весны по осень целая череда скандалов с участием власти, перечислять которые просто не хватит эфира. Здесь и «пельменное дело» против бывшего главы аппарата правительства Олега Гаглоева. Скандал из ничего как показатель эмоционального состояния власти. Кто-то пустил слушок, будто Олег Гаглоев намерен баллотироваться на предстоящих президентских выборах, и против него мигом состряпали уголовное дело. Сложили все траты на продукты за три года, которыми аппарат кормил прикомандированных из России, и итоговые четыре миллиона записала в нецелевые расходы. Дело рассыпалось в суде за отсутствием состава преступления, но генпрокуратура не сдается - она обжаловала решение суда. Что до Гаглоева, он по-прежнему в уголовном розыске, не может вернуться в республику.

Сотрудники Госохраны, переодевшись в гражданское, проводят силовой захват известного в республике человека – Алана Бекойты. Они грозят ему оружием, требуют, чтобы он под видеозапись встал на колени и извинился перед президентом Бибиловым за оскорбительный пост в его адрес. Видимо, гаранту не по понятиям обращаться в суд. Когда Бекойты отказывается, его увозят на территорию Госохраны и избивают.

Генпрокуратура разваливает «дело Джабиева». Оно переквалифицировано в нетяжкое правонарушение благодаря двум сомнительным заключением судмедэкспертизы из России. Милиционеров-садистов отпускают по домам, за исключением одного из обвиняемых. Единственный приличный человек в этой истории – югоосетинский судмедэксперт Зарина Дзагоева, которая констатировала смерть Джабиева от пыток, находится под следствием.

28 августа в годовщину смерти Джабева его вдова Оксана Сотиева вспоминает вот это обещание президента, которое он дал год назад:

«Я вам еще раз даю слово: все, кто виновен, все, кто участвовал в этом жестоком убийстве, – все они будут арестованы и будут сидеть. Будут сидеть, потому что иначе нельзя, они должны сидеть! Будут сидеть, чтобы кто-то другой не подумал, что может совершить такое. Не будет этого!»

Спустя год в беседе с «Эхом Кавказа» Сотиева подводит неутешительные итоги расследования и говорит, что президент не сдержал обещаний:

«На сегодняшний день мы видим, что виновных вообще нет в смерти Инала, потому что в деле, в котором 12 томов, ровным счетом ничего нет. То, что называют «пустым делом», то есть 12 томов есть, но никаких фактов нет. Нам, конечно, и президент обещал, что все виновные понесут наказание. И прокуратура тоже изначально говорила, что вот эти восемь человек – убийцы твоего мужа. Но на сегодня виновных нет. То есть для меня непринципиально, чтобы именно этих восьмерых посадили. Для меня принципиально, чтобы нашли настоящих виновных и настоящих убийц моего мужа. Мы хотели сегодня пойти к президенту, но потом решили, что никаких результатов опять не будет. Только опять расстроимся, а так, мы ничего не ждем уже. То есть он же обещал с первых дней, что все понесут наказание, он сам признал факт убийства Инала, но на сегодняшний день виновных в его убийстве нет».

Ну и, наконец, последний скандал, который еще не завешен, он переходит из прошлого года в нынешний и из-за которого оппозиция намерена инициировать импичмент президента.

В 2019 году Анатолий Бибилов предложил парламенту принять новый закон о государственной границе и новую карту республики. При этом депутатам не раздали копии законопроекта для ознакомления под совершенно абсурдным предлогом, мол, закон секретный, поэтому надо принять его, не читая. Депутаты на эту аферу не повелись и законопроект завернули.

В марте, после окончания бойкота, оппозиция заявила о необходимости возобновления парламентских слушаний о причинах Цнелисского кризиса. Как они тогда говорили, чтобы выяснить, как могло случиться, что грузинские полицейские смогли войти на территорию Южной Осетии и выставить свой пост.

Эта история не сулила ничего хорошего ни президенту, ни его партии, потому что именно они на протяжении полугодия игнорировали предупреждения, сигналы, жалобы о возможном или даже готовящемся вторжении грузинских силовиков. Очевидно, поэтому Анатолий Ильич решил перенаправить энергию оппонентов в другое русло – он создал госкомиссию по демаркации и делимитации границы, включил туда представителей оппозиции и отправил проверять траекторию границы. Но получилось только хуже.

Депутаты подняли карту, которую им в 2019 году предложил утвердить президент, и она оказалась на 200 квадратных километров меньше первоначальной территории, утвержденной Декретом о создании югоосетинской автономии от 1922 года. Законопроект найти не смогли, он исчез. Как оказалось, его даже не зарегистрировали в парламенте.

Анатолий Ильич на эти упреки ответил, что депутаты просто неучи, не умеющие читать карты, на самом деле все ровно наоборот – территория по Декрету меньше той, которую он предлагает в новом законопроекте.

И все-таки неформальным признанием правоты депутатов можно считать тот факт, что Анатолий Бибилов сначала препятствовал слушаниям в парламенте предварительных итогов работы госкомиссии, а потом и вовсе заявил, что она незаконная, так как он, хоть и подписал указ о создании госкомиссии, но не утвердил положение.

Последняя предновогодняя сессия парламента прошла с участием президента. В ходе заседания стороны привели свои аргументы, говорит член госкомиссии депутат Давид Санакоев:

«Президент утверждал, что по Декрету 1922 года несколько населенных пунктов на западе республики остаются в Грузии. Это неправда. У нас не только карта, у нас есть список населенных пунктов, гор, рек и озер, которые входят в автономию. Этот список был утвержден Центральным исполнительным комитетом Югоосетинской области в 1936 году и затем утвержден в Тбилиси. На его основании была составлена карта Югоосетинской автономной области, причем в легенде этой карты указывалось, что она составлена по Декрету №2. Эта карта была включена и в атлас СССР 1937 года. У президента не было на это аргументов, и тогда в спор включились сотрудники Госохраны, когда они поняли, что президент начинает выглядеть в невыгодном свете. Они попытались изменить тему обсуждений, начали выговаривать нам, что так с президентом говорить нельзя. А как можно? Я, например, об этом не знаю, этого нигде не прописано. Я считаю, что перед ним надо ставить прямые вопросы, чтобы он на них отвечал конкретно. Но здесь мы видим, что он не отвечает прямо. Ему просто нечего сказать. Вот он и пытается что-то выдумывать. Поэтому и вмешалась Госохрана. Хотя это могло плохо закончиться – они спровоцировали серьезное противостояние».

В самом деле, дискуссия выдалось сверхэмоциональной. О том, что происходило в зале заседания, можно судить по прямым включениям, которые вел депутат Алан Гаглоев:

«Анатолий Бибилов: Пока комиссия не закончит работу, неясно, что правильно, а что нет. Второе – когда вы говорите о декрете, то, простите, а куда вы дели Тырсыгом? По карте его там нет, куда его дели?

Давид Санакоев: А на карте 2019 года, которую вы пытались утвердить, он был?!

Бибилов: Закрой рот! Еще раз скажу: ты тут привык тявкать, а на меня тявкать не надо! Садись на свое место! Кто-то на войне идет впереди, а кто-то сзади, садись, давай. И об этом тоже думайте!

Санакоев: Не надо трогать то, что не стоит трогать…

Бибилов: Что хочу, то и буду затрагивать, а ты свою работу делай, а президент будет делать свою работу! Если у тебя нет уважения к президенту, то это твое лицо, а не лицо президента, понял?!»

Анатолий Бибилов продолжил: «если я интересую комиссию и как проходит граница, я вам сказал, как она проходит»:

«Пусть ваш председатель соберет комиссию, членов комиссии и того, кто создал комиссию (президент), и мы здесь поговорим. А результаты вынесут на парламент. Если вы не умеете работать, то вот я вас учу… А до тех пор, чтобы вы не говорили о 1922 годе и что в этом виноват Толик. Это, конечно, не так, и вы сами это знаете. А то, о чем вы говорите, – Цнелис. Там пост с военными поставил Бибилов Анатолий, а вы их (грузинских полицейских) профукали. А мы поставили, и они сейчас стоят и охраняют границу… На этом отвечать на ваш вопрос я закончил, будьте здоровы».

Вот, собственно, и весь год – от скандала к скандалу, как уже было сказано, все не перечислись. Общее и в них — это власть, которая в угоду своим прихотям камня на камне не оставляет от любых намеков на государственные институты, законы, процедуры… Говорит журналист Руслан Тотров:

«Здесь важно рассматривать ситуацию в ретроспективе, потому что демонтаж и полная девальвация института государственной власти в Южной Осетии – это не совсем плавный, но довольно продолжительный процесс, который ярче всего проявляется в последние годы, когда главой государства Алания является Анатолий Бибилов. Здесь уместно говорить о том, что действия президента и людей из его окружения, наделенных властями полномочиями, очень сильно смахивают, с одной стороны, на сознательный демонтаж государственности. А с другой стороны, не исключаю, что мы имеем дело с состоянием, которое я назвал бы государственным межеумьем. Вполне возможно, действительно, не ведают, что творят.

– И конечно, эта праздная счастливая жизнь местных чиновников на щедрое российское содержание. Но при этом они зачем-то играют в империю, видимо, подражая российским коллегам. Они окружают себя атрибутикой большого государства. Это и ежегодное обращение президента к нации на манер Путина, это и резиденция президента на бывшей даче Лаврентия Берия в Джаве, кортежи, кутежи…. Получается такой гротескный образ российской бюрократии.

– Да. С одной стороны, это наш российский гротеск, то есть худшие практики российской государственности. А с другой, мне представляется, это уже что-то даже африканское. У меня тут к Пушкину отсылка родилась, у него был замечательный термин – жуир, то есть человек весело и бесшабашно наслаждающийся жизнью, не имеющий забот. Вот мне кажется, что сегодня в Южной Осетии вся так называемая элитная государственная верхушка она только и делает, что жуирует. Гедонизм, как сказали бы потомки Пушкина. И в этом есть что-то не только исконно российское, но и, наверное, что-то африканское», – говорит Тотров.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG