Accessibility links

2018: Новый президент, новая Конституция и непобедимые враги Грузии


Саломе Зурабишвили – первая президент-женщина в истории Грузии

Избрание Саломе Зурабишвили президентом Грузии респонденты «Эха Кавказа» назвали самым важным событием уходящего 2018 года. Но проходящие на фоне небывалой поляризации общества выборы пятого президента страны – не единственное событие, которое будоражило и продолжает будоражить грузинское общество.

Саломе Зурабишвили – первая президент-женщина в истории Грузии.

16 декабря 2018 года, в день инаугурации пятого по счету президента Грузии, в своей 25-минутной речи Саломе Зурабишвили укажет не на один символический знак. Дворец Ираклия Второго в Телави, царствовавшего в XVIII веке в Картли и Кахетии, она выбрала местом инаугурации неслучайно. Во втором туре президентских выборов в Телави проголосовали против нее – независимого кандидата, поддерживаемого правящей «Грузинской мечтой» Саломе Зурабишвили.

Дав президентскую клятву в Телави, Зурабишвили обязалась быть президентом всех, в том числе и тех 800 тысяч избирателей, которые проголосовали против нее. Кроме этого:

«Очень символично, что именно сейчас, когда мы празднуем столетие восстановления нашей независимости, я, родившаяся в эмиграции, стала президентом Грузии. Так замкнулся своеобразный круг: сегодня я, потомок тех, кто уехал в эмиграцию после нашествия российской 11-й армии и советской оккупации, возвращаюсь с присвоенными Конституцией полномочиями быть защитником независимости и Верховным главнокомандующим».

2018: Новый президент, новая Конституция и непобедимые враги Грузии
please wait

No media source currently available

0:00 0:22:35 0:00
Скачать

Саломе Зурабишвили обещала защищать права человека, быть гарантом Конституции, сотрудничать с США и ЕС, способствовать безопасности страны, добиваться от России ухода из регионов Грузии – Абхазии и Южной Осетии. При этом она напомнила:

«Мы должны помнить, что на оккупированных территориях живут люди, которые являются нашими гражданами, и нам следует помириться с ними. Нас объединяет путь, который мы прошли вместе с абхазами и осетинами, мы – родственники друг другу, у нас есть смешанные семьи! Мы должны найти пути подхода к новому поколению и проторить для него дорогу в Европу. Сегодня, как никогда, нужна защита абхазскому языку и идентичности».

То, что она, женщина, стала президентом, Саломе Зурабишвили также считает символичным:

«Моим избранием мы продолжаем традицию: чтобы не идти далеко, 100 лет назад, на выборах в Грузинской Демократической Республике женщины обладали равными правами – было избрано пять женщин-парламентариев. Тогда в Европе это было редкостью! И сегодня мы делаем прогрессивный шаг. Это шаг, который пока является исключением в мире, где только 11 женщин-президентов. Таким образом, мы утверждаем, что в Грузии усиливается роль женщин, и нам известно, что такое равенство».

Среди перечисленных исторических символов было и беспрецедентное исключение. Впервые на инаугурации нового президента присутствовал уходящий президент Георгий Маргвелашвили. В случае предыдущих четырех президентов Грузии за последние четверть века такого не было. Но традиция неприязни нового президента к предшественнику все-таки сохранилась.

Президентская резиденция в Авлабари, построенная при третьем президенте Михаиле Саакашвили, стала камнем преткновения в отношениях между четвертым президентом Георгием Маргвелашвили и основателем правящей партий «Грузинская мечта», миллиардером Бидзиной Иванишвили. Маргвелашвили, ранее обещавший не входить в «дом разврата», как он сам называл дворец, неожиданно для всех решил занять резиденцию, став президентом.

А вот пятый президент Саломе Зурабишвили сдержала слово. Здание авлабарской резиденции теперь пустует. Зурабишвили ​разместилась в другом дворце – Орбелиани на улице Атонели. Он ближе к ее дому в районе Мтацминда, что тоже в исторической части Тбилиси. Неравнодушна она к этому дворцу не только по политическим соображениям.

«Как вы знаете, моя семья, мои предки были князьями Бараташвили и Орбелиани. Поэтому дворец Орбелиани для меня полностью приемлем. И если мы на это посмотрим под углом того, что хотим выглядеть по-европейски, то этот дворец (Орбелиани) – более европейского типа, чем тот, масштабный, который мне напоминает совсем другую систему», – сказала Саломе Зурабишвили. Она могла подразумевать советский режим или правление Михаила Саакашвили, а может быть, и то и другое.

Оппоненты Зурабишвили не обошли вниманием то, как часто она бравирует не только тем, что является потомком семьи грузинских общественных деятелей и политиков первой демократической республики, но и своей принадлежностью к «голубым кровям» князей Грузинского царства. Этим, а не тем, что город проголосовал против нее, объяснили ее желание провести инаугурацию в царском дворце Телави. С такой логикой на место инаугурации больше претендовал Рустави. В бывшем индустриальном городе живут гораздо больше избирателей, которые проголосовали против Саломе Зурабишвили. Но в Рустави, как отмечают оппоненты власти, есть лишь давно закрытые дворцы металлургов и химиков, там нет царского дворца, как в Телави. Где вступление в полномочия пятого президента Зурабишвили отметили даже пущенными залпами. И этот иннаугурационный элемент оказался символичным.

На пушечный выстрел не подпустили к Телави представителей оппозиции, в основном представителей «Нацдвижения», которые намеревались устроить там акцию протеста, заранее приготовив плакаты с надписями:

«Нет Саломе, нет Бидзине!»

В нескольких десятках километров от места проведения инаугурации, в селе Велисцихе, между представителями оппозиции и перекрывшими им дорогу правоохранителями произошли словесные перепалки и физическое противостояние, которые продолжались несколько часов. А позже был задержан один из лидеров «Нацдвижения» Давид Киркитадзе, которому вменили в вину нападение на полицейского и порчу госимущества. Киркитадзе хотел влезть в окно автобуса МВД, перегородившего путь к Телави. Так, по его словам, он не нарушал закон, он пытался защитить свое право на свободное передвижение и свободу выражения.

Часть оппозиции не признает итоги второго тура, считая, что во втором туре победителем стал бы кандидат от объединенной оппозиции «Сила в единстве» Григол Вашадзе, если бы не полномасштабное использование административных ресурсов и щедрые обещания председателя партии «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили за год исправить все ошибки. Объединившиеся вокруг него оппозиционные силы утверждают: В Грузии настал политический кризис.

Для выхода из кризиса они требуют проведения досрочных парламентских выборов и кардинального изменения избирательной системы, или, по крайней мере, проведения парламентских выборов в 2020 году по пропорциональной избирательной системе. Отказаться от мажоритарной системы «Мечта» обещает только через шесть лет, в 2024-м. Тем самым власть сама себе противоречит, заключает Григол Вашадзе:

«Все задаются логичным вопросом: то, что хорошо для страны в 2024-м году, почему это будет плохо в 2020-м?»

В стане оппозиции воодушевлены заявлением представителя Госдепа США в Брюсселе, которое он сделал после завершения встречи министров иностранных дел Североатлантического альянса. Кстати, и Грузии, и Украине на ней выразили огромную поддержку. Представитель Госдепа США на пресс-конференции хвалил Грузию за реформы, выразил даже радость, что выборы прошли «гладко». Но из дальнейших слов американского чиновника стало ясно, что радость все-таки что-то омрачило:

«Мы обеспокоены многочисленными нарушениями, которые наблюдались на этих выборах. Сейчас мы очень внимательно будем следить за тем, как грузины будут выполнять свой основной закон, свою новую Конституцию, и я думаю, что начало следующего года будет испытанием для демократических институтов Грузии», – заявил представитель внешнеполитического ведомства США.

В «Нацдвижении», которое не намерено признавать поражение своего кандидата, это заявление расценивают как поддержку своей позиции.

«Эти «многочисленные нарушения» означают, что они повлияли на итог. Эта так называемая власть очернила демократическую репутацию нашего государства, и ей будет уже очень трудно говорить о каких-то мифических реформах. Это факт», – говорит экс-кандидат в президенты Григол Вашадзе.

В стане «мечтателей» словосочетание «многочисленные нарушения» встретили с недоумением. Да, были некоторые недостатки, но в целом международные наблюдатели сочли выборы состоявшимися, а те замечания, о которых идет речь, обязательно будут учтены, уверяет вице-спикер парламента Гия Вольский:

«В части замечаний, которые касаются выборов и взаимоотношений политических партий, – да, многое нужно исправить. Но это не касается только власти. С полной уверенностью говорю, что сегодняшняя политическая культура далека от международного стандарта».

Депутат от правящей силы ничего не сказал о замечаниях международных и местных наблюдателей о том, что в ходе этих выборов грань между властью и партией «Грузинская мечта» была полностью стерта. Вольский сосредоточил внимание на том, что обе команды прибегали к негативным пиар-кампаниям.

Вести диалог с политическими оппонентами представители власти не спешат. Они считают, что политический кризис неминуемо настанет в том случае, если они согласятся провести парламентские выборы в 2020 году по пропорциональной системе, на чем настаивает оппозиция. А о досрочных выборах и речи нет, говорит другой вице-спикер парламента Тамар Чугошвили:

«Требования "Нацдвижения" очень запутанные, начиная от революционных призывов, заканчивая другими вопросами. Парламентские выборы пройдут в 2020-м, как это предусмотрено Конституцией».

Саакашвили vs Иванишвили – два полюса одной Грузии

Третий президент Грузии и почетный председатель партии бывшей власти «Нацдвижения» Михаил Саакашвили с одной стороны и бывший премьер- министр, нынешний председатель правящей партии «Грузинская мечта» Бидзина Иванишвили с другой стороны на протяжении 2018 пугали грузинское общество друг другом. События перед вторым туром развивались на фоне 15-летней годовщины «Революции роз».

«Поздравляю, и очень скоро в Грузии» – таким интригующим постом 23 ноября сопроводил свое видеообращение на личной странице в Facebook Михаил Саакашвили. Третий президент поздравлял грузинский народ с Днем святого Георгия и с пятнадцатилетием «Революции роз», называя ее «чудом, совершенным грузинским народом», благодаря которому «Грузия стала реформатором номер один в мире».

Но, по словам лидера бывшей партии власти «Нацдвижение», болеющего за своего однопартийца Григола Вашадзе во втором туре президентских выборов, нельзя жить, предаваясь лишь сладким воспоминаниям.

«Спустя 15 лет мы стоим перед большим вызовом: над Грузией опять восседает чудовище, снова вернулись (к власти) старые кадры Шеварднадзе, люди старой системы, и система эта возвращается. Они опять нас оттаскивают в 90-е и еще дальше назад. Но я точно знаю: наш народ и сейчас покажет всему миру свое самолюбие и достоинство и действительно всех удивит. У Грузии огромная перспектива», – заверил Михаил Саакашвили.

Чудовище, по мнению Саакашвили, – это Бидзина Иванишвили и его «Грузинская мечта». В адрес политических оппонентов третий президент выражался и похлеще. Он обозвал политтехнолога Моше Клугхафта «еврейским аферистом», который, по его утверждению, консультировал в предвыборной кампании «Грузинскую мечту».

В ответ на критику оппонентов и правозащитников третий президент Грузии оправдывался так:

«Я очень люблю и уважаю евреев, среди которых и моя невестка, тоже еврейка... Давайте не будем впутывать в консорциум международных аферистов (Клугхафт – Иванишвили) еврейский и грузинский народы».

Тем не менее правозащитники критикуют Михаила Саакашвили за ксенофобские и сексистские заявления, к которым он часто прибегает в соцсетях и в ходе прямых включений.

После поражения во втором туре президентских выборов Саакашвили призвал своих сторонников к неповиновению, к широкомасштабным акциям. И сам обещал вернуться, несмотря на то, что ему в Грузии грозит тюремный срок – три года заключения и почти полтора года без права занимать государственные посты. Такой приговор вынес в январе 2018-м Тбилисский городской суд в отношении экс-президента Грузии Михаила Саакашвили по делу об убийстве банкира Сандро Гиргвлиани. В частности, Саакашвили был признан виновным в «злоупотреблении служебными полномочиями».

Под конец года Саакашвили сообщил, что по просьбе грузинских эмигрантов создает движение «Вместе домой», которое, как «огромная волна захлестнет и накроет Грузию». И это, по предсказаниям третьего президента, произойдет весной 2019-го.

Что будет, если вернутся Михаил Саакашвили и его партия «Нацдвижение», а президентом окажется его кандидат Григол Вашадзе, «Грузинская мечта» еще перед вторым туром президентских выборов предупреждала грузинское общество. По версии «мечтателей», в этом случае стране не миновать гражданской войны.

В преддверии второго тура президентских выборов предостеречь граждан Грузии решил и сам миллиардер Бидзина Иванишвили, он же – председатель партии власти «Грузинская мечта». 5 ноября в своем видеообращении он призвал «разочарованных» и «обозленных» на власть избирателей не делать опрометчивых шагов, которые принесли бы победу кандидату от «Нацдвижения» Григолу Вашадзе:

«Я беру на себя ответственность за выполнение обещания исправить за один год все недостатки правления, а также использовать весь мой ресурс для того, чтобы развитие страны стало необратимым. Главное сейчас, чтобы мы, разозленные на власть и на отдельных чиновников, желающие их наказать, не наказали свое будущее, свою страну».

Спасти страну и исправить ситуацию Бидзина Иванишвили обещал обществу спустя шесть лет с начала прихода к власти основанной им партии «Грузинская мечта». Неладное Иванишвили почувствовал не к концу 2018-го, а еще весной, поэтому 11 мая 2018-го он решил вернуться к политической жизни и возглавить свою партию «Грузинская мечта». Еще тогда он предрекал опасность наступления смутных времен и назвал три причины своего возвращения в политику:

«Первая причина – незавидное социально-экономическое положение и беспрерывные попытки извне представить эту ситуацию в еще более темных тонах. Вторая причина – деструктивный напор со стороны большинства наших оппонентов. Третья – мелкие безосновательные и абсолютно ненужные для страны недоразумения внутри правящей партии. Наше главное достижение – настоящая демократия. И я возвращаюсь, чтобы сохранить ее».

Правда, за это время лидер правящей силы пару раз успел заметить, что в Грузии сразу стали бы видны все позитивные сдвиги, если бы можно было «отключить» оппозиционный телеканал «Рустави 2». Позицию Бидзины Иванишвили и правящей «Грузинской мечты» всецело разделила другая телекомпания – «Имеди», которая перешла на чрезвычайный режим вещания, «чтобы не допустить возвращения режима Саакашвили». У владельцев, семьи Бадри Патаркацишвили, на то были веские причины: в ноябре 2007 года при правлении Михаила Саакашвили телекомпания «Имеди» была разгромлена спецназом.

Тем не менее агрессивная риторика, черный пиар и построенная на полном негативе предвыборная кампания приняли беспрецедентный масштаб в преддверии второго тура президентских выборов, отмечали наблюдатели и профильные НПО. В их числе и «Справедливые выборы», говорит юрист НПО Нино Рижамадзе:

«Мы впервые наблюдаем такую поляризацию, такой раскол общества перед выборами. Наши наблюдатели сталкиваются с фактами беспрецедентных масштабов давления как в органах самоуправления, в госструктурах, так и в частном секторе. Чиновников пугают, что они потеряют рабочие места, если в конкретном округе не победит поддерживаемая «Грузинской мечтой» кандидат Саломе Зурабишвили. Мы и раньше встречали такое, но не в таких масштабах. Примечательно, что на этот раз и представители частного сектора подобными угрозами принуждают своих сотрудников проголосовать за кандидата власти».

Были и случаи подкупа избирателей. Хоть и единичные, но наблюдатели в регионах все-таки зафиксировали случаи раздачи картофеля и лука, чтобы местное население проголосовало за кандидата Саломе Зурабишвили. Перед вторым туром власть также сообщила, что аннулирует банковские долги шестистам тысячам граждан Грузии.

«Грузинская мечта» в лице Саломе Зурабишвили победила на президентских выборах, соответственно, одержала победу над Михаилом Саакашвили и его партией «Нацдвижение».

Но правящая сила за 2018 год так и не смогла одержать победу над двумя заклятыми врагами.

Бедность и оккупация – враги Грузии

Премьер-министр Мамука Бахтадзе обозначил две главные проблемы – оккупацию и бедность, когда подытоживал работу правительства за 2018 год. Оккупация идет от России, а бедность – от неправильной экономической модели правления «Нацдвижения», констатировал премьер:

«Основным источником бедности стала та экономическая модель, посредством которой страна хотела развить конкурентоспособность, но она не стала успешной. Почему? Потому что в ней было множество несправедливых правил игры».

Но, как отметил премьер Бахтадзе, благодаря фонду «Карту», принадлежащему миллиардеру и председателю партии «Грузинская мечта» Бидзине Иванишвили, шестьсот тысяч граждан Грузии освободятся от задолженности банкам.

Опуская политическую часть данного решения, которую оппоненты власти и часть правозащитных НПО расценивают как подкуп избирателя перед президентскими выборами, экономист, глава аналитического центра по анализу и прогнозированию при ТГУ Отар Ангуридзе считает аннулирование долгов позитивным для экономики:

«Это будет способствовать увеличению показателя занятности. Люди, которые были в этом черном списке, практически были на обочине экономической жизни страны. Как только у них появлялся какой-нибудь доход, банк накладывал на него арест. Они вынуждены были прятать свой доход и в какой-то степени создавали черный рынок труда».

Отар Ангуридзе считает положительным и то, что власти не намерены отменять пособие социально незащищенным лицам в первые месяцы после их трудоустройства. Хотя, по мнению экономиста, правительство Грузии должно делать более решительные шаги для развития бизнеса в регионах страны, а также контроля банковской сферы. Ангуридзе говорит это к тому, что Нацбанк Грузии отложил введение новых норм, усложняющих получение потребительских кредитов.

Среди политических достижений правительства премьер-министр Мамука Бахтадзе называет и новую Конституцию Грузии:

«Обязательно хочу упомянуть и по-настоящему историческую реформу – мы перешли на новую Конституцию, согласно которой в Грузии установилась парламентская демократия европейского типа. Думаю, именно парламентская республика является наилучшей моделью для того, чтобы Грузия стала успешной».

Достижением года считает премьер-министр и следующее:

«В 2018 году в Грузии появилась первая женщина-президент. Хочу еще раз поздравить госпожу Саломе с этой достойной победой».

Помимо 2018-го, глава правительства оценил и предыдущие годы правления «Грузинской мечты», которой, по его словам, досталось тяжелейшее наследие антигуманной политики не только бывшей партии власти «Нацдвижение», но и последних ста лет:

«За эти шесть лет (правления «Грузинской мечты») она смогла совершить прорыв и добиться демократической трансформации Грузии», – заявил Мамука Бахтадзе.

По подводу «достойной победы Саломе Зурабишвили» и «демократической трансформации Грузии» многие готовы поспорить, среди них и конституционалист, ассоциированный профессор университета Ильи Коте Чокорая:

«Эта Конституция не была принята на основе реального консенсуса. Кроме этого, у нее очень много недостатков, один из них – нет четких механизмов балансирования власти парламентского большинства, есть замечания и по поводу судебной системы, а также к Совету юстиции. Есть проблемы у Конституционного суда. К тому же у нас больше не будет президента, выбранного прямым голосованием, который мог бы стать определенным инструментом балансирования между разными ветвями власти».

А с учетом прошедших выборов на фоне радикальной поляризации и использования админресурсов со стороны «Грузинской мечты», Коте Чокорая победу Саломе Зурабишвили не считает достойной. По словам Чокорая, никуда не улетучилась и проблема неформального правления Бидзины Иванишвили Грузией.

Борьба за власть и марихуану

Легализация потребления марихуаны стала одним из предвыборных обещаний политической партии «Гирчи» и ее лидера, претендовавшего на пост президента, – Зураба Джапаридзе. Президентом стать он не смог, но по иску, который он подал в Конституционный суд вместе со своим однопартийцем, он выиграл. 30 июля Конституционный суд признал неконституционными все санкции за потребление марихуаны. Ранее, в ноябре 2017-го, Конституционный суд удовлетворил иск «Гирчи» и упразднил уголовное наказание за потребление марихуаны.

Но, не успели сторонники легализации марихуаны облегченно вздохнуть и затянуться, как обнаружили, что Грузинская православная церковь осуждает и запрещает то, что разрешает Конституционный суд.

Представители грузинского духовенства созвали брифинг и пригрозили конституционным судьям божьей карой за легализацию потребления марихуаны:

«Пусть они незамедлительно отменят свое решение, пусть срочно извинятся перед народом», – заявил тогда протоиерей Давид Квливидзе и предложил по этому вопросу устроить референдум.

Ему вторили и сидящие рядом двое представителей ГПЦ, отмечая, что Конституционный суд вообще не нужен Грузии. Они дословно повторяли мнение помощника местоблюстителя патриарха Грузии Андрии Джагмаидзе. Вот что он заявил:

«Насколько мне известно, Конституционный суд не является необходимым атрибутом демократического государства».

Этот вывод священнослужителя подхватили несколько членов правящей силы «Грузинская мечта». «У нас есть конституционное большинство в парламенте. При желании можно внести необходимые изменения в Конституцию», – заявил депутат Мириан Циклаури. С ним согласился и его коллега, академик Реваз Арвеладзе. Не столь радикально, но поделился своими страхами и министр здравоохранения Давид Сергеенко:

«Даже в кошмарном сне не хочу представить себе в операционном блоке хирурга под воздействием марихуаны, учителя или авиадиспетчера».

Правда, правительство «Грузинской мечты» было не против культивации марихуаны и даже внесло соответствующий законопроект в парламент. Как выяснилось позже, за это выступал основатель правящей силы Бидзина Иванишвили. Свое мнение высказала тогда еще кандидат в президенты Саломе Зурабишвили. Она напомнила, что в секулярном государстве церковь не должна так активно вмешиваться в мирские дела страны.

С легкой руки епископа Бодбийского Иакоба Саломе Зурабишвили прозвали «королевой каннабиса» за ее несколько сумбурные высказывания по теме легализации марихуаны.

«Может быть, она думает, что если не выиграет выборы, то получит лицензию (на производство марихуаны). Что сейчас должна делать госпожа Саломе, я не знаю. Откуда у нее столько авторитета, чтобы к ее словам прислушивались? Если она думает, что получится утвердить тут каннабис и она станет «королевой каннабиса», я даже не знаю, что сказать».

Поняв, что перед вторым туром впасть в немилость у ГПЦ – самого влиятельного института – чревато поражением, Саломе Зурабишвили пришлось доказывать, что она – не королева каннабиса. А правящая партия, ранее продвигавшая идею производства и экспорта конопли, после встречи в патриархии отложила обсуждение законопроекта на неопределенное время.

Конфликт между «Мечтой» и ГПЦ был исчерпан. Благосклонность в церкви стали проявлять и к Саломе Зурабишвили. В первое же утро после выборов первое поздравление Зурабишвили получила от патриарха Илии Второго.

«Это был тот момент, когда я почувствовала, что стала президентом Грузии», – поделилась своими ощущениями Саломе Зурабишвили с журналистами в полдень у патриарших ворот после встречи с Илией Вторым 29 ноября 2018.

«Белый шум», «Не убивай меня» и палатки на проспекте Руставели

На май 2018 года пришел пик массовых акций протеста. В начале десятки тысяч молодых людей вышли на проспект Руставели в Тбилиси в знак протеста против полицейских рейдов в ночных клубах Bassiani и Cafe Gallery. Стихийные акции протеста приняли организованную форму под руководством общественного движения «Белый шум». 12 мая участники акции протеста потребовали отставки премьер-министра Георгия Квирикашвили и министра внутренних дел Георгия Гахария.

«Мы будем устанавливать палатки на всей этой территории до тех пор, пока премьер-министр не удовлетворит наши требования», – заявил тогда лидер движения «Белый шум» Бека Цикаришвили.

Вышедшего к ним премьер-министра Квирикашвили участники акции протеста засвистали и закидали пластиковыми бутылками. Министр внутренних дел Георгии Гахария смог угодить молодым. Придя к ним, он публично извинился и согласился вести переговоры с лидерами протестного движения. Акции протеста прекратились, впрочем, ни тогда, ни после не был дан ответ на вопрос, что это было. На главные вопросы не получил ответы тогда и политолог Гия Хухашвили:

«Я не исключаю, что все это кем-то было спровоцировано, чтобы имитировать борьбу с наркотиками. А в обществе бытует мнение, что крупный наркобизнес не может работать без «крыши» в системе силовиков. Так что много вопросов. С учетом того, кто был задержан (наркодилеры на улицах), это не будет иметь смысла, если мы не доберемся до источника зла. Потому что эти наркотики, пока они дошли до дверей ночного клуба Bassiani, прошли границу, где были складированы, и кто-то оптом пускал их в дистрибуционную сеть. Как поверить, что найти этих людей невозможно?»

Проспект Руставели пустовал недолго. К концу мая был вынесен вердикт по делу резонансного убийства двух подростков на улице Хорава в Тбилиси. Убийство произошло в начале декабря 2017-го. Отец одного из убитых подростков – Заза Саралидзе, все это время утверждал, что настоящие виновники смерти его сына остались на свободе благодаря покровительству высокопоставленных чиновников в прокуратуре.

31 мая тбилисский городской суд частично оправдал обвиняемых в резонансном убийстве двух подростков. Тем самым косвенно подтвердив, что настоящих убийц Давида Саралидзе на скамье подсудимых нет:

«Эта система должна быть разрушена! Я не позволю им плевать мне в душу», – кричал тогда Заза Саралидзе, переместившись с проспекта Руставели к зданию Главной прокуратуры. К тому времени акции протеста под слоганом «Не убивай меня» уже проходили в Тбилиси и в других городах Грузии.

31 мая под давлением вышедших на улицу десятков тысяч людей главный прокурор Ираклий Шотадзе подал в отставку. Спустя две недели подал в отставку и премьер-министр Георгий Квирикашвили. По его словам, причиной его отставки стало недовольство «Грузинской мечты» экономической политикой кабмина. Он выразил сожаление, что реформы не привели к росту доходов беднейших слоев населения.

На это сетовал к концу года и новый министр экономики Георгий Кобулия. Выступая перед депутатами парламента с ежегодным отчетом о деятельности своего ведомства, Кобулия заявил, что уровень бедности в стране по сравнению с 2013 годом сократился:

«Борьба с бедностью – это то, за чем мы постоянно следим. Естественно, населению нелегко, поскольку у нас все еще 20-процентный показатель бедности, и мы должны с этим бороться».

Представители власти Грузии признают, что позитивная динамика роста экономики и ВВП пока недостаточна для того, чтобы ее смогло ощутить большинство граждан Грузии, которые, по всей вероятности, и в 2019 году продолжат пребывать в поисках работы и доходов для существования.

Для некоторых же смыслом жизни и существования и в 2019-м останутся поиски справедливости. Об этом свидетельствуют разбитые в знак протеста палатки на проспекте Руставели, перед зданием парламента, отцов убитых сыновей Зазы Саралидзе и Малхаза Мачаликашвили.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG